Книга: Костомаров Николай Иванович, Пушкин Александр Сергеевич, Шиллер Фридрих, Скотт Вальтер, Байрон Джордж Гордон, Бестужев-Марлинский Александр Александрович «Благородный разбойник. Сборник историй о Робине Гуде и его последователях»

Благородный разбойник. Сборник историй о Робине Гуде и его последователях

Серия: "Вечные герои мировой литературы"

Эта книга серии "Вечные герои мировой литературы" посвящена Робину Гуду, который в пантеоне" вечных образов" занимает свое особое место. Имя Робин Гуд давно стало нарицательным; оно одинаково широко употребимо как в положительном смысле (борец за справедливость, король отверженных), так и в иронически-отрицательном (гроза кошельков, бандит с большой дороги). С Робином Гудом чаще всего сравнивают других литературных персонажей этогоряда, появившихся из-под пера Дж. Байрона, А. Бестужева-Марлинского, А. Дюма, Н. Костомарова, Ш. Нодье, А. Пушкина, В. Скотта, Ф. Шиллера... Судя по количеству произведений о Робине Гуде и его литературных последователях (гангстерах, сорвиголовах," крестных отцах", "авторитетах" всех мастей), включая сценические, музыкальные, живописные, телевизионные и киноверсии, тема" благородного разбойника" не теряет своей актуальности. И всё же кто он, этот Робин Гуд? Романтический герой, который грабил богатых, чтобы помогать бедным, или разбойник, идеализированный последующими поколениями в целях оправдания собственных дел и поступков?Решайте сами, дорогие читатели.

Издательство: "Художественная литература" (2010)

ISBN: 978-5-280-03471-6

Купить за 623 руб в Лабиринте

КОСТОМАРОВ Николай Иванович

КОСТОМАРОВ Николай Иванович (1817-85) - российский историк, писатель, член-корреспондент Петербургской АН (1876). Один из руководителей Кирилло-Мефодиевского общества. Сторонник украинской культурно-национальной автономии. Труды по социально-политической и экономической истории России и Украины. Исследования и публикации украинского фольклора, древних актов. Сборники стихов "Украинские баллады" (1839), "Ветка" (1840), исторические пьесы "Савва Чалый", (1838), "Переяславская ночь" (1841); повести на украинском и русском языках. Автобиография.

Источник: КОСТОМАРОВ Николай Иванович

ПУШКИН Александр Сергеевич

ПУШКИН Александр Сергеевич (1799-1837) - русский поэт, родоначальник новой русской литературы, создатель современного русского литературного языка. В юношеских стихах - поэт лицейского братства, "поклонник дружеской свободы, веселья, граций и ума", в ранних поэмах - певец ярких и вольных страстей: "Руслан и Людмила" (1820), романтические "южные" поэмы "Кавказский пленник" (1820-21), "Бахчисарайский фонтан" (1821-23) и др. Вольнолюбивые и антитиранические мотивы ранней лирики, независимость личного поведения послужили причиной ссылок: южной (1820-24, Екатеринослав, Кавказ, Крым, Кишинев, Одесса) и в с. Михайловское (1824-26). Эстетическое освоение контекстов русской жизни (интеллектуального, социально-исторического, бытового) соединялось у Пушкина с живым восприятием разнородных европейских влияний, даром проникновения в другие культуры и эпохи. Многообразие разработанных жанров и стилей (в т. ч. "неукрашенная" проза "Повестей Белкина", 1830, повесть "Пиковая дама", 1833, и другие произведения, предвосхитившие развитие реалистического письма), легкость, изящество и точность стиха, рельефность и сила характеров (в крупных формах), "просвещенный гуманизм", универсальность поэтического мышления и самой личности Пушкина предопределили его первостепенное значение в отечественной словесности: Пушкин поднял ее на уровень мировой. роман в стихах "Евгений Онегин" (1823-31) воссоздает образ жизни и духовный состав "типического", преодолевающего байронизм героя и эволюцию близкого ему автора, уклад столичного и провинциального дворянства; в романе и во многих других сочинениях Пушкин обращается к проблемам индивидуализма, границ свободы, поставленным еще в "Цыганах" (1824). Им были впервые определены (в поэмах, драматургии, в прозе) многие ведущие проблемы русской литературы 19 в., нередко в их трагическом противостоянии и неразрешимости - народ и власть, государство и личность, роль личности и народа в истории: трагедия "Борис Годунов" (1824-25, опубликована в 1831), поэмы "Полтава" (1828), "Медный всадник" (1833, опубликована в 1837), роман "Капитанская дочка" (1836). В философской лирике 30-х гг., "маленьких трагедиях", созданных в 1830 ("Моцарт и Сальери", "Каменный гость", опубликованы в 1839, "Скупой рыцарь", опубликован в 1836, и др.), постоянные для пушкинской поэзии темы "дружества", любви, поэзии жизни, творческого призвания и воспоминаний дополняются обостренной постановкой коренных вопросов: смысла и оправдания бытия, смерти и бессмертия, душевного спасения, нравственного очищения и "милости". Умер от раны, полученной на дуэли с Ж. Дантесом, французским подданным на русской военной службе.

Источник: ПУШКИН Александр Сергеевич

Шиллер, Фридрих

Фридрих Шиллер
Friedrich Schiller

Портрет работы Антона Графа. 1790
Имя при рождении:

Иоганн Кристоф Фридрих фон Шиллер

Дата рождения:

10 ноября 1759(1759-11-10)

Место рождения:

Марбах-на-Неккаре, герцогство Вюртемберг (ныне — в земле Баден-Вюртемберг)

Дата смерти:

9 мая 1805(1805-05-09) (45 лет)

Место смерти:

Веймар, герцогство Саксен-Веймар (ныне — в земле Тюрингия)

Род деятельности:

поэт,
философ,
историк, драматург

Направление:

романтизм

Жанр:

стихи, баллады, пьесы

Подпись:

Произведения на сайте Lib.ru
Произведения в Викитеке.

Иога́нн Кри́стоф Фри́дрих фон Ши́ллер (нем. Johann Christoph Friedrich von Schiller; 10 ноября 1759, Марбах-на-Неккаре — 9 мая 1805, Веймар) — немецкий поэт, философ, теоретик искусства и драматург, профессор истории и военный врач, представитель романтического направления в литературе, автор «Оды к радости»[1], изменённая версия которой стала текстом гимна Европейского союза[2]. Вошел в историю мировой литературы как пламенный защитник человеческой личности. В течение последних семнадцати лет своей жизни (1788—1805) дружил с Иоганном Гёте, которого он вдохновлял на завершение его произведений, оставшихся в черновом варианте. Этот период дружбы двух поэтов и их литературоведческая полемика вошла в немецкую литературу под названием Веймарского классицизма.

Содержание

Биография

Происхождение, образование и раннее творчество

Дом в Марбахе, где родился Фридрих Шиллер

Фамилия Шиллер встречается в юго-западной Германии с XVI столетии. Предки Фридриха Шиллера, жившие в течение двух столетий в Вюртембергском герцогстве, были виноделами, крестьянами и ремесленниками.

Шиллер родился 10 ноября 1759 года в городе Марбах-на-Неккаре. Его отец — Иоганн Каспар Шиллер (1723—1796) — был полковым фельдшером, офицером на службе вюртембергского герцога, мать — Элизабет Доротея Кодвайс (1732—1802) — из семьи провинциального пекаря-трактирщика. Молодой Шиллер воспитывался в религиозно-пиетистической атмосфере, отозвавшейся в его ранних стихах. Его детство и молодость были проведены в относительной скудости.

Начальное образование в Лорхе. Людвигсбург

В 1764 году отец Шиллера был назначен вербовщиком рекрутов и переселился со своей семьей в местечко Лорх. В Лорхе мальчик получил начальное образование у местного пастора Мозера. Обучение длилось три года и в основном включало в себя изучение чтения и письма на родном языке, а также знакомством с латынью.[3] Искренний и добродушный пастор потом был увековечен в первой драме писателя «Разбойники».

Когда в 1766 году семья Шиллера вернулась в Людвигсбург, Фридрих был отдан в местную латинскую школу. Учебная программа в школе была нетрудная: пять дней в неделю изучалась латынь, по пятницам — родной язык, по воскресеньям — катехизис. Интерес Шиллера к занятиям возрос в старших классах, где изучались латинские классики — Овидий, Вергилий и Гораций. По окончании латинской школы, сдав все четыре экзамена на отлично, в апреле 1772 года Шиллер был представлен к конфирмации.[4]

Военная академия в Штутгарте

Высшая школа Карла, Штутгарт

В 1770 году семья Шиллера переезжает из Людвигсбурга в замок Солитюд, где герцогом Вюртембергским Карлом-Евгением (нем.)русск. был учрежден сиротский институт для воспитания солдатского детей. В 1771 году этот институт был реформирован в военную академию. В 1772 году, просматривая список выпускников латинской школы герцог обратил внимание на юного Шиллера, и, вскоре, в январе 1773 году его семья получила повестку, согласно которой они должны были отдать сына в военную академию «Высшая школа Карла» (нем.)русск., где Фридрих начал изучать право, хотя с детства мечтал стать священником.[5]

При поступлении в академию Шиллер был зачислен на бюргерское отделение юридического факультета. Из-за неприязненного отношения к юриспруденции, в конце 1774 года будущий писатель оказался одним из последних, а в конце 1775 учебного года — самым последним из восемнадцати учеников своего отделения.[6]

В 1775 году академию перевели в Штутгарт, продлили курс обучения.

В 1776 году Шиллер переходит на медицинский факультет. Здесь он посещает лекции талантливых преподавателей, в частности курс лекций по философии профессора Абеля — любимого преподавателя академической молодежи. В этот период Шиллер окончательно решает посвятить себя поэтическому искусству. Уже с первых лет обучения в Академии Фридрих увлёкся поэтическими произведениями Фридриха Клопштока и поэтов «Бури и натиска», начал писать небольшие поэтические произведения. Несколько раз ему даже предлагали писать поздравительные оды в честь герцога и его любовницы — графини Франциски фон Гогенгей.[7]

В 1779 году диссертация Шиллера «Философия физиологии» была отвергнута руководством академии, и он был вынужден остаться на второй год[8][9]. Герцог Карл Евгений накладывает свою резолюцию: «Я должен согласиться, что диссертация воспитанника Шиллера не лишена достоинств, что в ней много огня. Но именно последнее обстоятельство заставляет меня не выпускать в свет его диссертации и продержать еще год в Академии, чтоб жар его поостыл. Если он будет так же прилежен, то к концу этого времени из него наверно выйдет великий человек».

Во время обучения в Академии Шиллер пишет свои первые произведения. Под влиянием драмы «Юлиус Тарентский» (1776) Иоганна Антона Лейзевица Фридрих пишет «Космус фон Медичи» — драму, в которой он попытался развить излюбленную тему литературного движения «Бури и натиска»: ненависти между братьями и любви отца. В это же время его огромный интерес к творчеству и манере письма Фридриха Клопштока подвигли Шиллера на написание оды «Завоеватель», опубликованной в марте 1777 года в журнале «Немецкие хроники» (Das schwebige Magazin) и явившейся подражанием кумиру.[10]

Разбойники

Шиллер в качестве полкового лекаря (1781—1782)
Эскиз Виктора фон Гейдэлёфа. «Шиллер читает Разбойников в Бопсерском лесу»

Наконец, 1780 году он закончил курс Академии и получил в Штутгарте место полкового врача[11], без присвоения ему офицерского звания и без права носить штатское платье — свидетельство герцогского нерасположения.

В 1781 году он завершает драму Разбойники (Die Räuber), написанную им во время пребывания в Академии. После редактирования рукописи Разбойников оказалось, что ни один штутгартский издатель не хочет ее печатать, и Шиллеру пришлось издать драму за свой счет.

Книготорговец Шван в Мангейме,[12] которому Шиллер также посылал рукопись, познакомил его с директором Мангейского театра бароном фон Дальбергом. Тот пришел в восторг от драмы и решил поставить её в своём театре. Но Дальберг просит внести некоторые коррективы — удалить некоторые сцены и наиболее революционные фразы, время дейстивия переносится из современности из эпохи Семилетней войны в XVII век. Шиллер выступил против таких изменений, в письме Дальбергу от 12 декабря 1781 года он писал: «Многие тирады, черты, как крупные, так и мелкие, даже характеры взяты из нашего времени; перенесенные в век Максимилиана, они ровно ничего не будут стоить… Чтобы исправить ошибку против эпохи Фридриха II, мне пришлось бы совершить преступление против эпохи Максимилиана», но тем не менее, пошёл на уступки.[13] и «Разбойники» были впервые поставлены в Мангейме 13 января 1782 года. Эта постановка имела огромный успех у публики.

После премьеры в Мангейме 13 января 1782 года стало ясно, что в литературу пришел талантливый драматург. Центральный конфликт Разбойников — это конфликт между двумя братьями: старшим, Карлом Моором, который во главе банды разбойников уходит в богемские леса, чтобы наказывать тиранов, и младшим, Францем Моором, который в это время стремится завладеть имением своего отца. Карл Моор олицетворяет лучшие, храбрые, свободные начала, в то время как Франц Моор является примером подлости, коварства и вероломства. В Разбойниках, как ни в одном произведении немецкого Просвещения, показан воспетый Руссо идеал республиканизма и народовластия. Неслучайно именно за эту драму Шиллер в годы Французское революции был удостоен почетного звания гражданина Французской республики.[14]

Одновременно с Разбойниками Шиллер подготовил к печати собрание стихотворений, которое было выпущено в феврале 1782 года под названием «Антология на 1782 год» (Anthologie auf das Jahr 1782). В основе создания этой антологии лежит конфликт Шиллера с молодым штутгартским поэтом Готхальдом Штэйдлином, который, претендуя на роль главы швабский школы, издал «Швабский альманах муз на 1782 год». Шиллер послал Штэйдлину для этого издания несколько стихотворений, однако, тот согласился напечатать только одно из них, и то, в сокращении. Тогда Шиллер собрал забракованные Готхальдом стихи, написал ряд новых и, таким образом, создал «Антологию на 1782 год», противопоставив её «альманаху муз» своего литературного оппонента. Ради большей мистификации и поднятия интереса к сборнику, местом издания антологии был указан город Тобольск в Сибири.[15]

Побег из Штутгарта

За самовольную отлучку из полка в Мангейм на представление «Разбойников» Шиллер был посажен на гауптвахту на 14 дней и подвергся запрету писать что-либо, кроме медицинских сочинений, что вынудило его, со своим другом, музыкантом Штрейхером (англ.), бежать из владений герцога 22 сентября 1782 года в маркграфство Пфальц.[16]

Переехав границу Вюртемберга Шиллер направился в Мангеймский театр с подготовленным рукописью своей пьесы «Заговор Фиеско в Генуе» (нем. Die Verschwörung des Fiesco zu Genua), которую он посвятил своему преподавателю философии в Академии Якову Абелю. Руководствор театра, опасаясь недовольства вюртембергского герцога не спешило начинать переговоры о постановке пьесы. Шиллеру посоветовали не оставаться в Мангейме, а уехать в ближайшую деревню Оггерсгейм. Там, со своим другом Штрейхером, драматург жил под вымышленным именем Шмидт в деревенском трактире «Охотничий двор». Именно здесь, осенью 1782 года, Фридрих Шиллер сделал первый набросок варианта трагедии «Коварство и любовь» (нем. Kabale und Liebe), которая пока еще называется «Луиза Миллер». В это время Шиллер печатает «Заговор Фиеско в Генуе» за мизерный гонорар, который мгновенно потратил. Находясь в безвыходном положении, драматург написал письмо к своей старой знакомой Генриете фон Вальцоген, которая вскоре предложила писателю свое ​​пустующее поместье в Бауербахе.[17]

Неопределенные годы (1783—1789)

Бауербах и возвращение в Мангейм

«Немецкий дом комедии» в Мангейме, медная гравюра, 1782. В нем были поставлены некоторые пьесы Шиллера

В Бауербахе под фамилией «доктор Риттер» он жил с 8 декабря 1782 года. Здесь Шиллер принялся за окончание драмы «Коварство и любовь», работу над которой закончил в феврале 1783 года. тут же он сделал набросок его новой историческое драмы «Дон Карлос» (нем. Don Karlos). Он изучал историю испанской инфанты по книгам из библиотеки мангеймского герцогского двора, которые ему поставлял знакомый библиотекарь. Кроме истории «Дона Карлоса», Шиллер начинал изучать историю шотландского королевы Марии Стюарт. Некоторое время он колебался на ком из них ему остановиться, но выбор был сделан в пользу «Дона Карлоса».[18]

Январь 1783 года стал значимой датой в частной жизни Фридриха Шиллера. В Бауербах, проведать отшельника, приехала хозяйка поместья со своей шестнадцатилетней дочерью Шарлоттой. Фридрих с первого взгляда влюбился в девушку и попросил у ее матери разрешения на брак, но та не дала согласия, так как начинающий писатель не имел ни гроша в кармане.[19]

В это время его друг Андрей Штрайхэр делал все возможное, чтобы вызвать благосклонность администрации Мангеймскога театра в пользу Шиллера. Директор театра барон фон Дальберг, зная, что герцог Карл Евгений уже отказался от поисков своего пропавшего полкового медика, пишет Шиллеру письмо, в котором интересуется литературной деятельностью драматурга. Шиллер ответил довольно холодно и только кратко пересказал содержание драмы «Луиза Миллер». Дальберг ответил согласием на постановку обеих драм — «Заговор Фиеско в Генуе» и «Луиза Миллер», — после чего Фридрих в июле 1783 года вернулся в Мангейме для участия в подготовке пьес к постановке.[20]

Жизнь в Мангейме

Несмотря на отличную игру актеров, «Заговор Фиеско в Генуе» в целом не имела большого успеха. Мангеймская театральная публика нашла эту пьесу слишком заумной. Шиллер взялся за переделку своей третьей драмы — «Луиза Миллер». Во время одной репетиции актер театра Август Иффланд предложил поменять название драмы на «Коварство и любовь». Под этим названием пьеса была поставлена ​​15 апреля 1784 года и имела огромнейший успех.[21] «Коварство и любовь» не менее чем «Разбойники» прославила имя автора как первого драматурга Германии.

В феврале 1784 года он вступил в «Курпфальцское Немецкое общесто», руководил которым директор мангеймского театра Вольфганг фон Дальберг, что дало ему права пфальцского подданного и легализовало его пребывание в Мангейме. Во время официального принятия поэта в общество 20 июля 1784 года он прочитал доклад под заголовком «Театр как нравственное учреждение».[22] Моральное значение театра, призванного обличать пороки и одобрять добродетель Шиллер усердно пропагандировал в основанном им журнале «Рейнская Талия» (нем. Rheinische Thalia), первый номер которого вышел в 1785 году.

В Мангейме Фридрих Шиллер познакомился с Шарлоттой фон Кальб, молодой женщиной с выдающимися умственными способностями, восхищение которой принесло писателю много страданий. Она познакомила Шиллера с веймарским герцогом Карлом Августом, когда тот гостил в Дармштадте. Драматург прочитал в избранном кругу, в присутствии герцога, первый акт своей новой драмы «Дон Карлос». Драма оказала большое впечатление на присутствующих. Карл Август даровал автору должность веймарского советника, что, впрочем, не облегчило бедственного состояния в котором находился Шиллер. Писатель должен был вернуть долг в двести гульденов, которые он одолжил у друга на издание «Разбойников», но денег у него не было. Вдобавок, ухудшились его отношения с директором Мангеймскога театра, в результате чего Шиллер разорвал с ним контракт.[23]

В это же время Шиллер увлекся 17-летней дочерью придворного книготорговца Маргаритой Шван, однако молодая кокетка не проявляла однозначной благосклонности к начинающему поэту, а её отец вряд ли желал видеть свою дочь замужем за человеком без денег и влияния в обществе.[24]

Осенью 1784 года поэт вспомнил о письме, которое он получил за полгода перед этим от лейпцигского сообщества поклонников его творчества во главе с Готфридом Кёрнером. 22 февраля 1785 года Шиллер отправил им письмо, в котором откровенно описал свое тяжелое положение и попросил принять его в Лейпциге. Уже 30 марта от Кёрнера пришел доброжелательный ответ. Одновременно он прислал поэту вексель на значительную сумму денег, чтобы драматург сумел рассчитаться со своими долгами. Так началась тесная дружба между Готфридом Кёрнером и Фридрихом Шиллером, которая длилась до самой смерти поэта.[25]

Лейпциг и Дрезден

Когда 17 апреля 1785 года Шиллер прибыл в Лейпциг, его встретили Фердинанд Губер (англ.) и сестры Дора (англ.) и Минна Шток. Кёрнер в это время находился по служебным делам в Дрездене. С первых дней в Лейпциге Шиллер затосковал по Маргарите Шван, которая осталась в Мангейме. Он обратился к ее родителям с письмом, в котором просил руки его дочери. Издатель Шван дал возможность Маргарите самой решить этот вопрос, но та отказала Шиллеру, который тяжело переживал эту новую потерю. Вскоре из Дрездена приехал Готфрид Кёрнер, который решил отпраздновать свой ​​брак с Минной Шток. Согретый дружбой Кёрнера, Губера и их подруг, Шиллер оправился. Именно в это время он создает свой ​​гимн «Ода к радости» (нем. Ode An die Freude).[26]

Дом в деревне Лошвиц, где с 13 сентября 1785 года до лета 1787 года жил Фридрих Шиллер

11 сентября 1785 года по приглашению Готфрида Кёрнера Шиллер переезжает в деревню Лошвиц неподалеку от Дрездена. Здесь был полностью переделан и закончен «Дон Карлос», начата новая драма «Мизантроп», составлен план и написаны первые главы романа «Духовидец». Здесь же были закончены и его «Философские письма» (нем. Philosophische Briefe) — самое значительное философское эссе молодого Шиллера, написанное в эпистолярной форме.[27]

В 1786—87 годах через Готфрида Кёрнера Фридрих Шиллер был введен в дрезденское светское общество. В это же время он получил предложение от известного немецкого актера и театрального директора Фридриха Шредера поставить «Дона Карлоса» в Гамбургском национальном театре. Предложение Шредера было довольно хорошо, но Шиллер, помня прошлый неудачный опыт сотрудничества с Мангеймским театром отказывается от приглашения и едет в Веймар — центр немецкой литературы, куда его усердно приглашает Кристоф Мартин Виланд для сотрудничества в его литературном журнале «Немецкий Меркурий» (нем. Der Teutsche Merkur).[28]

Веймар

В Веймар Шиллер приехал 21 августа 1787 года. Спутницей драматурга в череде официальных визитов стала Шарлотта фон Кальб, при содействии которой, Шиллер быстро познакомился с крупнейшими тогдашними писателями — Мартином Виландом и Йоганном Готфридом Гердером. Виланд высоко ценил талант Шиллера и особенно восхищался его последней драмой «Дон Карлос». Между двумя поэтами с первого знакомства установились тесные дружеские отношения, которые сохранились на долгие годы.[29] На несколько дней Фридрих Шиллер ездил в университетский городок Йена, где был тепло встречен в тамошних литературных кругах.[30]

В 1787—88 годах Шиллер издавал журнал «Талия» (нем. Thalia) и одновременно сотрудничал в «Немецком Меркурии» Виланда. Некоторые произведения этих лет были начаты еще в Лейпциге и Дрездене. В четвертом номере «Талии» печатался по главам его роман «Духовидец».[30]

С переездом в Веймар и после знакомства с крупными поэтами и учеными Шиллер стал еще более критично относиться к своим способностям. Осознав недостачу своих знаний, драматург почти на целое десятилетие отошел от художественного творчества, чтобы основательно изучить историю, философию и эстетику.

Период Веймарского классицизма

Йенский университет

Портрет Шарлотты фон Ленгефельд работы Людовики Симановиц

Выход в свет первого тома «Истории отпадения Нидерландов» летом 1788 года принес Шиллеру славу выдающегося исследователя истории. Друзья поэта в Йене и Веймаре (включая И. В. Гёте, с которым Шиллер познакомился в 1788 году) использовали все свои связи, чтобы помочь ему получить должность экстраординарного профессора истории и философии в университете Йены,[31] который во время пребывания поэта в этом городе переживал период процветания. Фридрих Шиллер переехал в Йену 11 мая 1789 года. Когда он приступил к чтению лекций университет насчитывал около 800 студентов. Вступительная лекция под названием «Что такое всемирная история и для какой цели её изучают» (нем. Was heißt und zu welchem ​​Ende studiert man Universalgeschichte?) прошла с большим успехом. Слушатели Шиллера устроили ему овацию.

Несмотря на то, что работа университетского преподавателя не обеспечивала его достаточными материальными средствами, Шиллер решил закончить свою холостую жизнь. Узнав об этом, герцог Карл Август назначил ему в декабре 1789 года скромное жалование в размере двухсот талеров в год, после чего Шиллер сделал официальное предложение Шарлотте фон Ленгефельд, и в феврале 1790 года в деревенской кирхе около Рудольштадта был заключён брак.

После помолвки Шиллер начал работу над своей новой книгой «История Тридцатилетней войны», приступил к работе над рядом статей по мировой истории и снова начал издавать журнал «Рейнская Талия», в котором опубликовал свои переводы третьей и четвертой книг «Энеиды» Вергилия. Позже в этом журнале были опубликованы его статьи по истории и эстетике. В мае 1790 года Шиллер продолжил свои лекции в университете: в этом учебном году он публично читал курс лекций по трагической поэзии, а частно — по всемирной истории.[32]

В начале 1791 года Шиллер заболел туберкулезом легких. Теперь у него лишь изредка наступали промежутки в несколько месяцев или недель, когда поэт был бы способен спокойно работать. Особенно сильными были первые приступы болезни зимой 1792 года, из-за которых он был вынужден приостановить преподавание в университете. Этот вынужденный отдых был использован Шиллером для более глубокого ознакомления с философскими работами Иммануила Канта. Будучи не способным работать, драматург находился в крайне дурном материальном положении — не было денег даже на дешевый обед и нужные лекарства. В этот трудный момент по инициативе датского писателя Йенса Беггесена (англ.) наследный принц Фридрих Кристиан Шлезвиг-Гольштейнский и граф Эрнст фон Шиммельман назначили Шиллеру ежегодную субсидию в тысячу талеров, чтобы поэт сумел восстановить свое здоровье. Датское субсидирование продолжалось в 1792—94 годы.[33] Затем Шиллера поддержал издатель Иоганн Фридрих Котта, пригласивший его в 1794 году издавать ежемесячный журнал «Оры».

Поездка на родину. Журнал «Оры»

Летом 1793 года Шиллер получил письмо из родительского дома в Людвигсбурге, в котором сообщалось о болезни его отца. Шиллер решил поехать вместе со своей женой на родину, чтобы повидаться с отцом перед его смертью, посетить мать и трех сестер, с которыми он расстался одиннадцать лет назад. При негласном разрешении вюртембергского герцога Карла Евгения Шиллер приехал в Людвигсбург, где неподалеку от герцогской резиденции жили его родители. Здесь 14 сентября 1793 года родился первый сын поэта. В Людвигсбурге и Штутгарте Шиллер встречался со старыми учителями и прошлыми друзьями по Академии. После смерти герцога Карла Евгения Шиллер посетил военную академию покойного, где был с восторгом встречен молодым поколением студентов.[34]

Во время пребывания на родине в 1793—94 годах Шиллер закончил свое ​​самое значительное философско-эстетическое произведение «Письма об эстетическом воспитании человека» (нем. Über die ästhetische Erziehung des Menschen).[35]

Вскоре после возвращения в Йену поэт энергично взялся за работу и пригласил всех наиболее выдающихся писателей и мыслителей тогдашней Германии сотрудничать в новом журнале «Оры» (нем. Die Horen). Шиллер планировал объединить лучших немецких писателей в литературное общество.[35]

В 1795 году Шиллер написал цикл стихотворений на философские темы, близкие по смыслу его статьям по эстетике: «Поэзия жизни», «Танец», «Разделение земли», «Гений», «Надежда» и др. Лейтмотивом через эти стихи проходит мысль о гибели всего прекрасного и правдивого в грязном, прозаическом мире. По мнению поэта, совершение добродетельных стремлений возможно только в идеальном мире. Цикл философских стихов стал первым поэтическим опытом Шиллера после почти десятилетнего творческого перерыва.[36]

Творческое сотрудничество Шиллера и Гёте

Памятник Гёте и Шиллеру в Веймаре

Сближению двух поэтов посодействовало единство Шиллера и Гёте во взглядах на Французскую революцию и социально-политическую ситуацию в Германии. Когда Шиллер после поездки на родину и возвращения в Йену в 1794 году в журнале «Оры» изложил свою политическую программу и пригласил Гёте участвовать в литературном обществе, тот ответил согласием.[37]

Более тесное знакомство между литераторами произошло в июле 1794 года в Йене. По окончании заседания естествоиспытателей, выйдя на улицу, поэты стали обсуждать содержание выслушанного доклада, и беседуя, они дошли до квартиры Шиллера. Гёте был приглашен в дом. Там он начал с большим энтузиазмом излагать свою теорию метаморфозы растений. После этой беседы между Шиллером и Гёте завязалась дружеская переписка, которая не прерывалось до смерти Шиллера и составила один из лучших эпистолярных памятников мировой литературы.[37]

Совместная творческая деятельность Гёте и Шиллера имела, прежде всего, своей целью теоретическое осмысление и практическое решение тех задач, которые возникли перед литературой в новый, послереволюционной период. В поисках идеальной формы поэты обратились к античному искусству. В нем они видели высший образец человеческой красоты.[38]

Когда в «Орах» и «Альманахе муз» появились новые произведения Гете и Шиллера, в которых отразился их культ античности, высокий гражданский и нравственный пафос, религиозный индифферентизм, против них начался поход со стороны ряда газет и журналов. Критики осуждали трактовку вопросов религии, политики, философии, эстетики. Гете и Шиллер решили дать противникам резкий отпор, подвергнув беспощадному бичеванию всю пошлость и бездарность современной им немецкой литературы в форме подсказанной Шиллеру Гёте — в виде двустишии, наподобие «Ксении» Марциала.[39]

Начиная с декабря 1795 года, на протяжении восьми месяцев, оба поэта соревновались в создании эпиграмм: к каждому ответу из Йены и Веймара прилагались «Ксении» на просмотр, отзыв и дополнение. Таким образом, совместными усилиями в период с декабря 1795 до августа 1796 года было создано около восьмисот эпиграмм, из которых четыреста четырнадцать были отобраны как наиболее удачные и опубликованы в «Альманахе муз» за 1797 год. Тематика «Ксении» была очень разносторонняя. Она включала вопросы политики, философии, истории, религии, литературы и искусства. В них затрагивалось свыше двухсот писателей и литературных произведений.[40] «Ксении» — самое воинственное из созданных обоими классиками сочинений.

Переезд в Веймар

Дом Шиллера в Веймаре

В 1799 году он вернулся в Веймар, где начал издавать несколько литературных журналов на деньги меценатов. Став близким другом Гёте, Шиллер вместе с ним основал Веймарский театр, ставший ведущим театром Германии. Поэт остался в Веймаре до самой своей смерти. В 1802 году император Священной римской империи Франц II пожаловал Шиллеру дворянство. Но сам он отнёсся к этому скептически, в своём письме от 17 февраля 1803 года написав Гумбольдту: «Вы, вероятно, смеялись, услышав о возведении нас в более высокое звание. То была затея нашего герцога, и так как все уже свершилось, то я соглашаюсь принять это звание из-за Лоло и детей. Лоло сейчас в своей стихии, так как вертит шлейфом при дворе».

Последние годы жизни

Последние годы жизни Шиллера были омрачены тяжёлыми затяжными болезнями. После сильной простуды обострились все старые недуги. Поэт страдал хроническим воспалением лёгких. Он скончался 9 мая 1805 года в возрасте 45 лет от туберкулёза.

Факты

Ф.Шиллер принимал участие в деятельности литературного общества «Блюменорден», созданного Г. Ф. Харсдёрфером в XVII веке для «очистки немецкого литературного языка», сильно засорённого в годы Тридцатилетней войны.[41]

Известнейшие баллады Шиллера (1797) — Кубок (Der Taucher), Перчатка (Der Handschuh), Поликратов перстень (Der Ring des Polykrates) и Ивиковы журавли (Die Kraniche des Ibykus), стали знакомы российским читателям после переводов В. А. Жуковского.

Мировую известность получила его «Ода к радости» (1785), музыку к которой написал Людвиг ван Бетховен.

Останки Шиллера

Княжеская усыпальница на веймарском кладбище, где похоронены Шиллер и Гёте

Фридрих Шиллер был похоронен в ночь с 11 на 12 мая 1805 года на веймарском кладбище Якобсфридхоф в склепе Кассенгевёльбе, специально отведённом для дворян и почитаемых жителей Веймара, не имевших собственных фамильных склепов. В 1826 году останки Шиллера решили перезахоронить, но уже не смогли точно идентифицировать. Выбранные произвольно как наиболее подходящие останки были перевезены в библиотеку герцогини Анны Амалии. Глядя на череп Шиллера, Гёте написал одноимённое стихотворение. 16 декабря 1827 года эти останки были захоронены в княжеской усыпальнице на новом кладбище, где впоследствии рядом со своим другом согласно завещанию был похоронен и сам Гёте.

В 1911 году был обнаружен ещё один череп, который приписали Шиллеру. Долгое время шли споры о том, какой же из них настоящий. В рамках акции «Код Фридриха Шиллера», организованной совместно радиостанцией Mitteldeutscher Rundfunk и Фондом «Веймарский классицизм», экспертиза ДНК, проведённая в двух независимых лабораториях весной 2008 года, показала, что ни один из черепов не принадлежал Фридриху Шиллеру. Останки в гробу Шиллера принадлежат как минимум трём разным людям, их ДНК также не совпадает ни с одним из исследовавшихся черепов[42]. Фонд «Веймарский классицизм» принял решение оставить гроб Шиллера пустым.

Рецепция творчества Фридриха Шиллера

Сочинения Шиллера были восторженно восприняты не только в Германии, но и других странах Европы. Одни считали Шиллера поэтом свободы, другие — оплотом буржуазной нравственности. Доступные языковые средства и меткие диалоги превратили многие строчки Шиллера в крылатые выражения. В 1859 году столетие со дня рождения Шиллера отмечалось не только в Европе, но и в США. Произведения Фридриха Шиллера заучивались наизусть, с XIX века они вошли в школьные учебники.

После прихода к власти национал-социалисты пытались представить Шиллера «немецким писателем» в своих пропагандистских целях. Однако в 1941 году постановки «Вильгельма Телля», как и «Дона Карлоса» были запрещены по приказу Гитлера.

Память

  • В России имя Фридриха Шиллера носит Гуманитарная гимназия № 39 в г. Орле.

Наиболее известные произведения

Пьесы

Проза

  • Статья «Преступник из-за потерянной чести» (1786)
  • «Духовидец» (неоконченный роман)
  • Eine großmütige Handlung

Философские работы

  • Philosophie der Physiologie (1779)
  • О взаимосвязи животной природы человека с его духовной природой / Über den Zusammenhang der tierischen Natur des Menschen mit seiner geistigen (1780)
  • Die Schaubühne als eine moralische Anstalt betrachtet (1784)
  • Über den Grund des Vergnügens an tragischen Gegenständen (1792)
  • Augustenburger Briefe (1793)
  • О грации и достоинстве / Über Anmut und Würde (1793)
  • Kallias-Briefe (1793)
  • Письма об эстетическом воспитании человека / Über die ästhetische Erziehung des Menschen (1795)
  • О наивной и сентиментальной поэзии / Über naive und sentimentalische Dichtung (1795)
  • О дилетантизме / Über den Dilettantismus (1799; в соавторстве с Гёте)
  • О возвышенном / Über das Erhabene (1801)

Исторические труды

  • История отпадения соединенных Нидерландов от испанского владычества (1788)
  • История Тридцатилетней войны (1791)

Произведения Шиллера в других видах искусства

Постановки в России

Примечания

  1. Краткий музыкальный словарь
  2. Гимн Европейского союза
  3. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 16
  4. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 18—19
  5. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 20
  6. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 21
  7. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 23—27
  8. Шиллер Иоганн Фридрих. // Большой энциклопедический словарь
  9. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 29—30
  10. Шылер Ф. Вершы і балады. Драмы: З ням. / Уклад., прадм. і камент. Л. Баршчэўскага.— Мн.: Маст. літ., 1993. — С. 8
  11. Шиллер, Фридрих в энциклопедии «Кругосвет»
  12. В то время Мангейме входил в состав Баварского королевства, которое не подчинялось герцогу Вюртембергскому
  13. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 35—37
  14. Разумовская М., Синило Г., Солодовникова С. Литература XVII—XVIII веков. Мн.: Университетское, 1989. — С. 205
  15. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 38—39
  16. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 42—45
  17. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 66—69
  18. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 69—70
  19. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 71
  20. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 71—72
  21. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 73
  22. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 113
  23. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 116—118
  24. Биографическая библиотека Ф. Павленкова: Жизнь замечательных людей. В 3 томах. Т.2: XVII—XVIII вв. — М.:ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — С.394. — 800 с. ISBN 5-224-03122-2
  25. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 118—119
  26. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 120
  27. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 122—123
  28. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 123—124
  29. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 148—149
  30. 1 2 Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 150
  31. Ф. П. Шиллер. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество, Гослитиздат, М. 1955. С. 157
  32. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 159—160
  33. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 194—195
  34. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 197
  35. 1 2 Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 198
  36. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 254—255
  37. 1 2 Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 229—230
  38. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 240
  39. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 259
  40. Шиллер. Ф. П. Фридрих Шиллер. Жизнь и творчество. — М.:Гослитиздат, 1955. — С. 260
  41. Karin Lucke.Franken.Köln: DuMont Buchverlag. 1994. ISBN 3-7701-3413-3
  42. С помощью анализа ДНК ученые исследовали вероятные останки Шиллера: оба черепа не его // NEWSru.com, 05.05.2008 г.

Литература

Ссылки

Источник: Шиллер, Фридрих

Скотт Вальтер

(Sir Walter Scott) — знаменитый англ. романист (1771—1831). Детство провел среди шотландской природы, учился в Эдинбурге и отличался страстною любовью к чтению. Его любимыми авторами были Шекспир, Мильтон, Спенсер. Ранняя его склонность к изучению истории сказалась в увлечении средневековыми хрониками Фруассара и национальными шотландскими преданиями. На 21-м г. он стал адвокатом, но очень мало занимался этой профессией, скоро отдавшись всецело литературной деятельности. Он начал со стихотворных переводов двух баллад Бюргера, "Ленора" и "Дикий охотник" (1796). В 1799 г. он получил место шерифа в Селькиркшире и поселился там на ферме Ашскиль, на берегу Твида, с молодой женой, француженкой по происхождению. Изданный им трехтомный сборник "Minstrelsy of the Scottish Border" создал ему сразу литературное имя. В состав сборника вошло несколько оригинальных баллад и множество обработок южно-шотландских народных сказаний. В 1805 г. С. выступил с большой поэмой "The Lay of the last minstrel" — первой из целой серии поэм, описывающих в романтическом духе рыцарский быт старинной Шотландии. Самые выдающиеся поэмы или, вернее, стихотворные романы: "Marmion", "The Lady of the Lake", "The Vision of Don Roderick", "Rokeby", "The Lord of the Isles", "The Field of Waterloo", "The Bridal of Triermain". К тому же периоду относятся литературно-исторические труды С.: "Life and works of John Drydon" (1808) и "Life a. works of Dean Swift" (1814—1817), a также "Border antiquities" (1814) и "Paul's Letters to his Kinsfolk" (описание заграничных впечатлений, 1815). Возрастающая литературная слава настолько увеличила состояние Вальтера С., что он в 1812 г. приобрел поместье Абботсфорд, прославленное в литературе как место происхождения романов Вальтера С. В Абботсфорде закончены были последние поэмы С.; там же он начал серию своих знаменитых романов. Самые выдающиеся из них: "Waverley", "Guy Mannering", "The Antiquary, "Old Mortality", "Rob Roy", "Ivanhoe", "The Bride of Lamermoor", "Quentin Durward", "The fair maid of Perth". С. вел роскошный образ жизни, выстроил себе в Абботсфорде замок в средневековом стиле, куда съезжались посетители отовсюду, и при своем неуменье вести дела сильно запутался, особенно вследствие неудачных денежных спекуляций; в 1826 г., когда случился крах банкирского дома, в котором он был вкладчиком, он очутился не только без гроша, но и с огромным долгом (117000 фн. стерл.). При этом его здоровье было уже сильно расстроено. Феноменальное уменье работать при всех обстоятельствах помогло ему отчасти справиться с бедою. В произведениях, написанных после разорения, видны следы торопливой работы, но и некоторые из его наиболее популярных романов, как напр. "Woodstock", относятся к тому же времени. Последними романами Вальтера С. были "Count Robert of Paris" и "Castle Dangerous". Кроме романов, он написал обширный исторический труд "Life of Napoleon Bonaparte" (1827), ряд литературных очерков, исторических статей, "Историю Шотландии" для энциклопедии Ларднера, ряд повестей под общим заглавием "The Chronicles of Cannongate", другой сборник "Tales of a Grandfather" и др. Благодаря такому усиленному труду он в значительной степени уплатил свои долги, но здоровье его окончательно испортилось, грозивший паралич лишал возможности работать, поездки в Италию не принесли ожидаемой пользы; вернувшись на родину, он умер в Абботсфорде. Благодарная Шотландия открыла подписку, чтобы сохранить его семье поместье Абботсфорд, и воздвигла ему в Эдинбурге великолепный памятник. Главное значение Вальтера С. заключается в том, что он создал исторический роман. До него были попытки в этом роде, но произведения его предшественников — Вальполя, м-сс Радклиф, Софии Ли, Айерланда и др. — написаны без всякого проникновения в дух той или другой исторической эпохи. Вальтер С. убедился из изучения своих предшественников (как это видно, например, из его разбора романа Клары Рив), что нужно стремиться в историческом романе скорее к правдоподобности, чем к педантическому воспроизведению фактов, но вместе с тем необходимо сохранять дух эпохи; стиль и язык должны быть непременно архаичны, страсти и чувства должны представлять общечеловеческий интерес. В этом духе написана вся серия романов Вальтера С. (около 30-ти так называемых "Waverley Novels"), в которых изображены выдающиеся драматичные моменты шотладской, английской и общеевропейской истории, начиная от завоевания Англии норманнами до XVIII-го в. Критика упрекала С. в искажении истории ради драматического интереса, а также в том, что он изображал только внешнюю сторону жизни, быт различных эпох, не задумываясь над психологическим и философским значением событий. Карлейль ставил ему также в вину отсутствие каких-либо этических идеалов и цельного исторического и философского миросозерцания. Упреки эти отчасти заслужены, но нельзя не признать, что Вальтер С. дал широкую картину прошлого, вывел массу пластично очерченных исторических характеров и во многом остался верен внутренней психологической правде истории. Он сочетал реализм бытописания с поэтической идеализацией характеров и этим стал типичным выразителем романтизма с его страстным исканием неосуществимой в будничной действительности красоты. Он несвободен от того увлечения сильными страстями и стойкими характерами — в ущерб жизненной правде, — которое отличает всю романтическую литературу. Лучший роман Вальтера С. — "Айвенго", где изображен исход борьбы между саксами и норманнами и представлена захватывающая картина английской истории раннюю эпоху феодализма. В "Красавице из Перта" сказалось в полном блеске уменье Вальтера С. воссоздавать человеческие страсти; в характерах шотландских героев объективность бытописателя чрезвычайно удачно сочетается с субъективностью психолога. В романе "Квентин Дорвард" Вальтер С. дал яркую характеристику хитроумного Людовика XI-го. Романы С. далеко не все одинакового достоинства, но лучшие из них — бесспорно художественные произведения. Историческое значение Вальтера С. чрезвычайно велико; во всех странах у него было множество подражателей. Немецкий романист Вилибальд Алексис (Геринг) — один из самых видных между ними. Лучш. изд. романов Вальтера С. — эдинбургские и лондонское изд. 1839 г. Жизнь Вальтера С. изложена чрезвычайно обстоятельно его зятем Локартом (1838). О С. писали Hütton ("Engl. Men of Letters", 1878), Watt (1879), Younge (1887); по-нем. Elza (1864), Eberty (2-е изд., 1871). см. также Hogg ("The Ettrick Shepherd"), "Domestic manners a. private life of Sir W. S." (нов. изд. 1882).
Из наших журналов романы С. больше всего переводила "Библиотека для чтения" (1848 г. и сл.). С 1865 г. стало выходить сокращенное иллюстрированное издание романов С. Л. Шелгуновою сокращены романы С. (изд. Павленкова для детей и юношества, с иллюстрациями). Недавно появилось "Полное собрание сочинений С.", изд. "Вестником иностр. литературы". См. Ф. Булгаков ("Историч. вестник", 1884 г., 8), В. Белинский ("Сочинения", I и X), Брандес ("Главные течения литературы XIX в.", М., 1893), Дружинин ("Собрание сочинений", т. IV), А. Кирпичников ("Вальтер-С. и В. Гюго", СПб., 1891), Карлейль ("Отеч. записки", 1857 г., 5), В. Майков ("Критич. опыты"), Тэн ("Развитие политич. и гражд. свободы в Англии", т. II, СПб., 1871). Биографич. очерки: А. Паевская, "Вальтер С."; Эльце, "Вальтер С." (изд. "Пантеона литературы", СПб., 1894).
З. Венгерова.

Источник: Скотт Вальтер

Байрон, Джордж Гордон

Джордж Ноел Гордон Байрон
George Byron
Имя при рождении:

George Gordon Byron

Дата рождения:

22 января 1788(1788-01-22)

Место рождения:

Дувр, Кент, Англия, Британская империя

Дата смерти:

19 апреля 1824(1824-04-19) (36 лет)

Место смерти:

Миссолунги, Османская Греция

Гражданство:

 Великобритания

Род деятельности:

поэт

Направление:

романтизм

Жанр:

поэма

Язык произведений:

английский

Подпись:

Произведения в Викитеке.

Джордж Ноэл Гордон Байрон, с 1798 6-й барон Байрон, обычно именуемый просто лорд Байрон (англ. George Gordon Byron, 6th Baron, англ. Lord Byron; 22 января 1788, Дувр — 19 апреля 1824, Миссолунги, Османская Греция) — английский поэт-романтик, покоривший воображение всей Европы своим «мрачным эгоизмом»[1]. Наряду с П. Б. Шелли и Дж. Китсом представляет младшее поколение английских романтиков. Его альтер-эго Чайлд-Гарольд стал прототипом бесчисленных байронических героев в разных литературах Европы. Мода на байронизм продолжалась и после смерти Байрона, даже несмотря на то, что к концу жизни в стихотворном романе «Дон Жуан» и шуточной поэме «Беппо» сам Байрон перешёл к сатирическому реализму с опорой на наследие А. Поупа. Поэт принял участие в Греческой революции и потому считается национальным героем Греции.

Содержание

Имя

Гордон — второе личное имя Байрона, данное ему при крещении и совпадающее с девичьей фамилией матери. Отец Байрона, однако, претендуя на шотландские владения своего тестя, использовал «Гордон» как вторую часть фамилии (Байрон-Гордон), а сам Джордж был записан в школу под такой же двойной фамилией. В 10-летнем возрасте после смерти двоюродного деда Джордж стал пэром Англии и получил титул «барон Байрон», после чего, как это принято у пэров данного ранга, его обычным обиходным именем стало «лорд Байрон» или просто «Байрон». Впоследствии тёща Байрона завещала поэту имущество с условием носить её фамилию — Ноэл (Noel), и королевским патентом лорду Байрону было разрешено в порядке исключения носить фамилию Ноэл перед титулом, что он и делал, подписываясь иногда «Ноэл-Байрон». Поэтому в некоторых источниках его полное имя может выглядеть как Джордж Гордон Ноэл Байрон, хотя одновременно всеми этими именами и фамилиями он никогда не подписывался.

Происхождение

Его предки, выходцы из Нормандии, пришли в Англию вместе с Вильгельмом Завоевателем и, после сражения при Гастингсе, были награждены богатыми поместьями, отнятыми у саксов. Первоначальное имя Байронов — Бурунь. Это имя часто встречается в рыцарских летописях средних веков. Один из потомков этого рода уже при Генрихе II изменил, в соответствии с выговором, свою фамилию на фамилию Байрон. Особенно Байроны возвысились при Генрихе VIII, который во время упразднения католических монастырей наделил сэра Байрона по прозвищу «сэр Джон малый с большой бородой» (sir John the little with the Great Beard) имениями богатого Ньюстедского аббатства в Ноттингемском графстве.

Ньюстедское аббатство, разрушенное во время тюдоровской секуляризации, — родовое владение Байронов

В царствование Елизаветы род Байронов пресекся, но фамилия перешла к незаконному сыну одного из них. Впоследствии, во время английской революции, Байроны отличились непоколебимой преданностью дому Стюартов, за что Карл I возвел представителя этого рода в звание пэра с титулом барона Рочдель. Одним из самых известных представителей этой фамилии был адмирал Байрон (род. в 1722 г.), прославившейся своими необыкновенными приключениями и странствованиями по Тихому океану; матросы, любившие его, но считавшие невезучим, прозвали его «Джек дурная погода» (Foulweather Jack).

Старший сын адмирала Байрона, тоже адмирал, был человеком жестоким, опозорившим своё имя: в пьяном виде, в таверне, он убил на дуэли своего родственника Чаворта (1765); его посадили в Тауэр, осудив за неумышленное убийство, но он избежал наказания благодаря привилегии пэрства. Брат этого Вильяма Байрона, Джон, был кутила и мот. Капитан Джон Байрон (1755—1791) в 1778 году обвенчался с бывшей маркизой Комартен. Она умерла в 1784 году, оставив Джону дочь Августу (впоследствии миссис Ли), которую впоследствии воспитывали родственники её матери.

После смерти этой первой жены капитан Байрон женился вторично, из расчета, на Екатерине Гордон, единственной наследнице богатого Джорджа Гордона, эсквайра. Она происходила из известного шотландского рода Гордонов, в жилах которого текла кровь шотландских королей (по линии Аннабеллы Стюарт). От этого, второго, брака родился в 1788 году будущий поэт.

Биография

Бедность, в которой родился Байрон, и от которой не избавил его титул лорда, дала направление его будущей карьере. Когда он родился (на Холл-Стрит в Лондоне, 22 января 1788 года), отец его уже спустил всё своё состояние, а мать возвратилась из Европы с небольшими остатками своего состояния. Леди Байрон поселилась в Абердине, и её «хромой мальчуган», как она называла сына, был отдан на год в частную школу, затем переведен в классическую гимназию. О детских выходках Байрона рассказывают много историй. Сестры Грей, нянчившие маленького Байрона, находили, что лаской можно делать с ним, что угодно, но его мать всегда выходила из себя от его непослушания и бросала в мальчика чем попало. На вспышки матери он нередко отвечал насмешками, но, однажды, как он сам рассказывает, у него отняли нож, которым он хотел заколоть себя. В гимназии он учился плохо, и Мэри Грей, читавшая ему псалмы и Библию, принесла ему больше пользы, чем гимназические учителя. Когда Джорджу исполнилось 10 лет, умер его двоюродный дед и мальчику по наследству перешли титул лорда и родовое поместье Байронов — Ньюстедское аббатство. Десятилетний Байрон так сильно влюбился в свою кузину Мэри Дафф, что, услыхав о её помолвке, впал в истерический припадок. В 1799 году он поступил в школу доктора Глени, где пробыл два года и всё время лечил свою больную ногу, после чего достаточно поправился, чтобы надевать сапоги. В эти два года он учился очень мало, зато прочёл всю богатую библиотеку доктора. Перед отъездом в школу в Хэрроу Байрон снова влюбился — в другую кузину, Маргариту Паркер. В 1801 году он уехал в Хэрроу; мёртвые языки и древность вовсе не привлекали его, но зато он с огромным интересом прочёл всех английских классиков и вышел из школы с большими познаниями. В школе он славился рыцарским отношением к товарищам и тем, что всегда заступался за младших. Во время каникул 1803 года он опять влюбился, но на этот раз гораздо серьёзнее, чем прежде — в мисс Чаворт — девушку, отца которой убил «дурной лорд Байрон». В грустные минуты своей жизни он нередко жалел, что она отвергла его.

Юность и начало творчества

Байрон в 1804 году

В Кембриджском университете Байрон углубил свои научные знания. Но больше он отличился искусством плавать, ездить верхом, боксировать, пить, играть в карты и т. п., поэтому лорд постоянно нуждался в деньгах и, как следствие, «влезал в долги». В Хэрроу Байрон написал несколько стихотворений, и в 1807 году в печати появилась его первая книга — «Hours of idleness» (Часы Досуга). Это собрание стихотворений решило его судьбу: выпустив сборник в свет, Байрон сделался совсем другим человеком. Беспощадная критика на «Часы досуга» явилась в «Эдинбургском Обозрении» лишь спустя год, за который поэт написал большое количество стихов. Явись эта критика тотчас же после выхода книги, Байрон, может быть, совершенно бросил бы поэзию. «Я сочинил за полгода до появления беспощадной критики 214 страниц романа, поэму в 380 стихов, 660 строк „Босвортского поля“ и множество мелких стихотворений, — писал он мисс Фэгот, с семейством которой был дружен. — Поэма, приготовленная мной к печати — сатира». Этой сатирой он и ответил «Эдинбургскому Обозрению». Критика первой книги страшно огорчила Байрона, но свой ответ — «Английские барды и шотландские критики» («English Bards and Scotch Reviewers») — он издал только весной 1809 года. Успех сатиры был громадным и смог удовлетворить уязвленного поэта.

Первое путешествие

В июне этого же (1809) года Байрон отправился в путешествие. Побывал в Испании, Албании, Греции, Турции и Малой Азии, где переплыл пролив Дарданеллы, чем впоследствии очень гордился. Можно предполагать, что молодой поэт, одержав блистательнейшую победу над своими литературными врагами, уехал за границу довольным и счастливым, но это было не так. Байрон покинул Англию в страшно подавленном состоянии духа, а вернулся ещё более угнетённым. Многие, отождествляя его с Чайльд-Гарольдом, предполагали, что за границей, подобно своему герою, он вёл слишком неумеренную жизнь, но Байрон и печатно, и устно протестовал против этого, подчеркивая, что Чайльд-Гарольд — только плод воображения. Томас Мур говорил в защиту Байрона, что тот был слишком бедным, чтобы содержать гарем. К тому же, Байрона тревожили не только финансовые затруднения. В это время он потерял мать, и, хоть никогда не ладил с ней, но, тем не менее, очень скорбил.

«Чайльд-Гарольд». Слава

27 февраля 1812 года Байрон произнес в палате лордов свою первую речь, имевшую большой успех, а через два дня появились две первые песни Чайльд-Гарольда. Поэма имела баснословный успех, и 14 000 её экземпляров разошлись за один день, что сразу поставило автора в ряд первых литературных знаменитостей. «Прочитав Чайльд-Гарольда, говорит он, — никто не захочет слушать моей прозы, как не захочу и я сам». Почему Чайльд-Гарольд имел такой успех, Байрон сам не знал, и говорил только: «Однажды утром я проснулся и увидал себя знаменитым».

Путешествие Чайльд-Гарольда увлекло не только Англию, но и всю Европу. Поэт затронул всеобщую борьбу того времени, с сочувствием говорит об испанских крестьянах, о героизме женщин, и его горячий крик о свободе разнёсся далеко, несмотря на кажущийся циничный тон поэмы. В этот тяжелый момент всеобщего напряжения, он напомнил и о погибшем величии Греции.

Светская жизнь

Иллюстрация Делакруа к одной из восточных поэм Байрона

Он познакомился с Муром. До этого времени он никогда не был в большом свете и теперь предался с увлечением вихрю светской жизни. Однажды вечером Даллас застал даже его в придворном платье, хотя Байрон ко двору не поехал. В большом свете хромой Байрон (у него немного было сведено колено) никогда не чувствовал себя свободно и высокомерием старался прикрывать свою неловкость.

В марте 1813 года он издал без подписи сатиру «Вальс», в мае же напечатал рассказ из турецкой жизни «Гяур», навеянный его путешествием по Леванту. Публика с восторгом приняла этот рассказ о любви и мщении, и ещё с большим восторгом встретила поэмы «Абидосская невеста» и «Корсар», вышедшие в том же году. В 1814 году он издал «Еврейские мелодии», имевшие колоссальный успех, и много раз переведённые на все европейские языки, а также поэму «Лара» (1814).

Брак, развод и скандал

В ноябре 1813 года Байрон сделал предложение мисс Анне Изабелле Милбенк, дочери Ральфа Милбенка, богатого баронета, внучке и наследнице лорда Уэнтворта. «Блестящая партия, — писал Байрон Муру, — хотя предложение я сделал не вследствие этого». Он получил отказ, но мисс Милбенк выразила желание вступить с ним в переписку. В сентябре 1814 года Байрон возобновил свое предложение, и оно было принято, а в январе 1815 года они обвенчались.

В декабре у Байрона родилась дочь по имени Ада, а в следующем месяце леди Байрон оставила мужа в Лондоне и уехала в имение к отцу. С дороги она написала мужу ласковое письмо, начинавшееся словами: «Милый Дик», и подписанное: «Твоя Поппин». Через несколько дней Байрон узнал от её отца, что она решилась никогда более к нему не возвращаться, а вслед за тем сама леди Байрон известила его об этом. Через месяц состоялся формальный развод. Байрон подозревал, что жена разошлась с ним под влиянием своей матери. Леди Байрон приняла всю ответственность на себя. Перед своим отъездом она призывала на консультацию доктора Больи и спрашивала его, не сошёл ли её муж с ума. Больи уверил её, что это ей только кажется. После этого она заявила своим родным, что желает развода. Причины развода были высказаны матерью леди Байрон доктору Лешингтону, и он написал, что причины эти оправдывают развод, но вместе с тем советовал супругам примириться. После этого леди Байрон сама была у доктора Лешингтона и сообщила ему факты, после которых он также не находил уже возможным примирение.

Истинные причины развода супругов Байрон навсегда остались загадочными, хотя Байрон говорил, что «они слишком просты, и потому их не замечают». Публика не хотела объяснить развод той простой причиной, что люди не сошлись характерами. Леди Байрон отказалась сообщить причины развода, и потому причины эти в воображении публики превратились во что-то фантастическое, и все наперерыв старались видеть в разводе преступления, одно ужаснее другого (ходили слухи о бисексуальной ориентации поэта и о его инцестуозной связи со своей сестрой). Издание стихотворения «Прощание с леди Байрон», выпущенное в свет одним нескромным приятелем поэта, подняло против него целую свору недоброжелателей. Но не все порицали Байрона. Одна сотрудница «Курьера» заявила печатно, что если бы ей написал муж такое «Прощание», она не замедлила бы броситься к нему в объятия. В апреле 1816 года Байрон окончательно простился с Англией, где общественное мнение, в лице «озёрных поэтов», было сильно возбуждено против него.

Жизнь в Швейцарии и Италии

Вилла Диодати, где в 1816 г. жили Байрон, Шелли, его жена Мэри и Дж. Полидори

Перед отъездом за границу он продал своё имение Ньюстед, и это дало Байрону возможность не тяготиться постоянным безденежьем. Теперь он мог предаться уединению, которого так жаждал. За границей он поселился в вилле Диадати на женевской ривьере. Лето Байрон провел на вилле, совершив две небольшие экскурсии по Швейцарии: одну с Гобгаузом, другую с поэтом Шелли. В третьей песне «Чайльд-Гарольда» (май — июнь 1816 года) он описывает свою поездку на поля Ватерлоо. Мысль написать «Манфреда» посетила его, когда, на обратном пути в Женеву, он увидал Юнгфрау.

В ноябре 1816 года Байрон переехал в Венецию, где, по утверждению своих недоброжелателей, вёл самую развратную жизнь, которая, однако же, не помешала ему создать большое количество поэтических произведений. В июне 1817 года поэт написал четвертую песнь «Чайльд-Гарольда», в октябре 1817 — «Беппо», в июле 1818 года — «Оду к Венеции», в сентябре 1818 — первую песнь «Дон-Жуана», в октябре 1818 — «Мазепу», в декабре 1818 — вторую песнь «Дон-Жуана», и в ноябре 1819 года — 3-4 песни «Дон-Жуана».

В апреле 1819 года он встретился с графиней Гвиччиоли, и они влюбились друг в друга. Графиня вынуждена была уехать с мужем в Равенну, куда вслед за ней поехал и Байрон. Через два года отец и брат графини — графы Гамба, замешанные в политическом скандале, должны были покинуть Равенну вместе с разведенной уже в то время графиней Гвиччиоли. Байрон последовал за ними в Пизу, где и жил по-прежнему под одной крышей с графиней. В это время Байрон горевал от утраты своего друга Шелли, утонувшего в заливе Специи. В сентябре 1822 года тосканское правительство приказало графам Гамба выехать из Пизы, и Байрон последовал за ними в Геную.

В апреле 1816 года Байрон посетил армянский остров Венеции

Байрон жил с графиней вплоть до своего отъезда в Грецию и в это время очень много писал. В этот счастливый период жизни Байрона появились следующие его произведения: «Первая песня Морганте Маджиора» (1820); «Пророчество Данте» (1820) и перев. «Франчески да Римини» (1820), «Марино Фальеро» (1820), пятая песнь «Дон-Жуана» (1820), «Сарданапал» (1821), «Письма к Баульсу» (1821), «Двое Фоскари» (1821), «Каин» (1821), «Видение страшного суда» (1821), «Небо и земля» (1821), «Вернер» (1821), шестая, седьмая и восьмая песни «Дон-Жуана» (в феврале 1822); девятая, десятая и одиннадцатая песни «Дон-Жуана» (в августе 1822 года); «Бронзовый век» (1823), «Остров» (1823), двенадцатая и тринадцатая песни «Дон-Жуана» (1828).

Поездка в Грецию и смерть

Спокойная, семейная жизнь, тем не менее, не избавила Байрона от тоски и тревоги. Он слишком жадно пользовался всеми наслаждениями и полученной славой. Вскоре наступило пресыщение. Байрон предположил, что в Англии его забыли, и в конце 1821 года провёл переговоры с Мэри Шелли о совместном издании английского журнала «Либерал». Однако, вышло всего три номера. Впрочем, Байрон действительно начал терять былую популярность. Но в это время вспыхнуло греческое восстание. Байрон, после предварительных переговоров с комитетом филэллинов, образованным в Англии для помощи Греции, решился отправиться туда и со страстным нетерпением стал готовиться к отъезду. На собственные средства купил английский бриг, припасы, оружие и снарядил полтысячи солдат, с которыми 14 июля 1823 год отплыл в Грецию. Там ничего не было готово, ещё и предводители движения сильно не ладили друг с другом. Между тем, издержки росли, и Байрон распорядился о продаже всего своего имущества в Англии, а деньги отдал на правое дело повстанческого движения. Большое значение в борьбе за свободу Греции имел талант Байрона в объединении несогласованных группировок греческих повстанцев.

В Миссолонги Байрон заболел лихорадкой, продолжая отдавать все свои силы на борьбу за свободу страны. 19 января 1824 года он писал Хэнкопу: «Мы готовимся к экспедиции», а 22 января, в день своего рождения, он вошёл в комнату полковника Стенхопа, где было несколько человек гостей, и весело сказал: «Вы упрекаете меня, что я не пишу стихов, а вот я только что написал стихотворение». И Байрон прочел: «Сегодня мне исполнилось 36 лет». Постоянно хворавшего Байрона очень тревожила болезнь его дочери Ады. Получив письмо с хорошей вестью о её выздоровлении, он захотел выехать прогуляться с графом Гамба. Во время прогулки пошёл страшный дождь, и Байрон окончательно захворал. Последними его словами были отрывочные фразы: «Сестра моя! дитя моё!.. бедная Греция!.. я отдал ей время, состояние, здоровье!.. теперь отдаю ей и жизнь!». 19 апреля 1824 года поэт скончался. Врачи сделали вскрытие, изъяли органы и поместили их в урны для бальзамирования. Лёгкие и гортань решили оставить в церкви Святого Спиридония, однако вскоре их оттуда выкрали.[2] Тело забальзамировали и отправили в Англию, куда они прибыли в июле 1824 года. Байрон был погребён в родовом склепе в церкви Ханкелл-Торкард неподалеку от Ньюстедского аббатства в Ноттингемшире.

Пансексуальность

Лорд Байрон и его паж Раштон

Интимная жизнь лорда Байрона вызывала много пересудов среди его современников. Он покинул родную страну на фоне кривотолков относительно непозволительно близких отношений с единокровной сестрой Августой. Когда в 1860 году появилась книга графини Гвиччиоли о лорде Байроне, то в защиту памяти его супруги выступила миссис Бичер-Стоу со своей «Истинной историей жизни леди Байрон», основанной на переданном будто ей по секрету рассказе покойной о том, что Байрон якобы состоял в «преступной связи» с сестрой. Впрочем, подобные рассказы вполне отвечали духу эпохи: к примеру, они составляют основное содержание Шатобриановой автобиографической повести «Рене» (1802).

Опубликованные в XX веке дневники Байрона раскрывают картину половой жизни поистине пансексуальной[3]. Так, портовой городок Фалмут поэт описывал как «прелестное место», предлагающее «Plen. and optabil. Coit.» («многочисленные и разнообразные половые сношения»)[3]: «Нас окружают Гиацинты и другие цветы самого ароматного свойства, и я намерен собрать нарядный букет, чтобы сравнить с экзотикой, которую мы надеемся встретить в Азии. Один образец я даже возьму с собой»[4]. Этим образцом оказался юный красавец Роберт Раштон, который «был у Байрона пажом, как Гиацинт — у Аполлона» (П. Вайль)[4]. В Афинах поэту приглянулся новый фаворит — пятнадцатилетний Николо Жиро. Турецкие бани Байрон описывал как «мраморный рай шербета и содомии»[5].

После смерти Байрона в списках стала расходиться эротическая поэма «Дон Леон», повествующая об однополых связях лирического героя, в котором легко угадывался Байрон. Издатель Уильям Дагдейл распустил слух, что это неизданное произведение Байрона и под угрозой обнародования поэмы пытался вымогать деньги у его родственников. Современные литературоведы называют настоящим автором этого «вольнодумного» сочинения Джорджа Колмена.

Судьба семьи Байрона

Вдова поэта, леди Анна Изабелла Байрон, провела остаток своей долгой жизни в уединении, занимаясь делами благотворительности, — совершенно забытая в большом свете. Только известие о её смерти, 16 мая 1860 года, пробудило о ней воспоминания.

Законная дочь лорда Байрона — Ада, вышла в 1835 году замуж за графа Уильяма Лавлейса и скончалась 27 ноября 1852 года, оставив двух сыновей и дочь. Она известна как математик, одна из первых создателей вычислительной техники и сотрудница Чарльза Бэббиджа. Согласно широко известной легенде — предложила несколько основополагающих принципов компьютерного программирования и считается первым программистом.

Старший внук лорда Байрона, Ноэл, родился 12 мая 1836 года, недолго служил в английском флоте, и после буйной и беспорядочной жизни умер 1 октября 1862 года работником в одном из лондонских доков. Второй внук, Ральф Гордон Ноэл Милбенк, родился 2 июля 1839 года, вступил после смерти брата, наследовавшего незадолго до кончины баронство Уинтворт от бабушки, в права лорда Уэнтворта (Wentworth).

Характер творчества и влияние

Поэмы Байрона более автобиографичны, чем сочинения других английских романтиков. Он острее многих чувствовал безнадёжное несоответствие романтических идеалов и действительности. Осознание этого несоответствия далеко не всегда повергало его в меланхолию и уныние; в последних его произведениях совлечение масок с людей и явлений не вызывает ничего, кроме иронической усмешки[1]. В отличие от большинства романтиков, Байрон с уважением относился к наследию английского классицизма, к каламбурам и едкой сатире в духе Поупа. Излюбленная им октава предрасполагала к лирическим отступлениям и играм с читателем[1].

В викторианской Англии лорд Байрон был едва ли не предан забвению; его популярность не шла ни в какое сравнение с посмертным успехом Китса и Шелли. «Кто ныне читает Байрона? Даже в Англии!» — воскликнул в 1864 году Флобер. В континентальной Европе, включая Россию, пик байронизма пришёлся на 1820-е годы, но к середине XIX века байронический герой измельчал и сделался достоянием литературы преимущественно массовой и приключенческой.

Все заговорили о Байроне, и байронизм сделался пунктом помешательства для прекрасных душ. Вот с этого-то времени и начали появляться у нас толпами маленькие великие люди с печатию проклятия на челе, с отчаянием в душе, с разочарованием в сердце, с глубоким презрением к «ничтожной толпе». Герои сделались вдруг очень дешевы. Всякий мальчик, которого учитель оставил без обеда за незнание урока, утешал себя в горе фразами о преследующем его роке и о непреклонности своей души, поражённой, но не побежденной.

В. Белинский[6]

Произведения

Последний портрет Байрона
См. также Произведения Джорджа Байрона

Вдохновлённое Байроном

«Манфред на Юнгфрау», картина Ф. М. Брауна (1842)
Экранизации
Музыкальный театр
Симфоническая музыка
Живопись

Литература о Байроне на русском языке

Биографии и жизнеописания

Русские переводы XIX века

Трудно указать на какой-либо журнал в русской литературе, который не уделил бы места тем или другим произведениям Байрона. Почти все русские поэты, начиная с 20-х годов, переводили Байрона; но эти переводы, разбросанные в журналах и отдельных изданиях, оставались малодоступными для русской читающей публики. Н. В. Гербель пополнил этот пробел. Опытной рукой он собрал всё лучшее и издал в 18641867 годах. в С.-Петербурге 5 томов под заглавием: «Байрон в переводе русских поэтов»; 2-е издание последовало в 18741877 годах, 4 т., СПб., а в 18831884 годах вышло 3-е изд., 3 т. с библиографическими перечнями в конце каждой книги и биографией Байрона, написанной И. Шерром. Здесь собраны поэтические произведения Байрона в переводе лучших русских поэтов: Жуковского, Пушкина, Батюшкова, Лермонтова, Майкова, Мейя, Фета, Плещеева, Щербины, Гербеля, П. Вейнберга, Д. Минаева, Огарева и мн. др. Переводы, не помещённые у Гербеля:

  • «Шильонский узник» — В. Жуковского;
  • «Гяур» — М. Каченовского («Вестник Европы», 1821, № 15, 16 и 17, прозаический перевод);
  • Н. Р. (Москва, 1822, в стихах);
  • А. Воейкова («Новости Литер.», 1826, сент. и октяб., прозаич. перев.);
  • Е. Мишеля (СПб., 1862, проза);
  • В. Петрова (размером подлинника, СПб., 1873);
  • «Морской разбойник» (Корсар) — А. Воейкова («Нов. лит.», 1825, окт. и нояб.; 1826, январь, проза);
  • В. Олина (СПб., 1827, проза);
  • «Мазепа» — М. Каченовского (проза, «Выбор из сочинений лорда Байрона», 1821);
  • А. Воейкова («Новости литературы», 1824, ноябрь, проза);
  • Я. Грота («Современник», 1838, т. IX);
  • И. Гогниева («Репертуар и Пантеон», 1844, № 10; перепеч. в «Драматическом сборнике», 1860, кн. IV);
  • Д. Михайловского («Современник», 1858, № 5);
  • «Беппо» — В. Любича-Романовича («Сын Отечества», 1842, № 4, вольный перевод);
  • Д. Минаева («Современник», 1863, № 8);
  • «Абидосская невеста» — М. Каченовского («Вестник Евр.», 1821, № 18, 19 и 20, проза);
  • И. Козлова (СПб., 1826, стихами, перепеч. в его «Стихотворения»);
  • М. Политковский (Москва, 1859, переделка);
  • «Чайльд-Гарольд» — единственный полный перевод сделан Д. Минаевым («Русское Слово», 1864, № 1,3,5 и 10, исправленный и дополненный помещ. у Гербеля);
  • П. А. Козлова («Русская Мысль», 1890, № 1, 2 и 11);
  • «Манфред» — полные переводы: М. Вронченко (СПб., 1828);
  • О. («Московский Вестник», 1828, № 7);
  • А. Бородина («Пантеон», 1841, № 2);
  • E. Зарин («Биб. для Чтения», 1858, № 8);
  • Д. Минаев («Русское Слово», 1863, № 4);
  • «Каин» — полные переводы: Д. Минаева (у Гербеля); Ефрема Барышева (СПб., 1881); П. А. Каленова (Москва, 1883);
  • «Небо и земля» — полн. перев. Н. В. Гербеля в его "Пол. собр. стихотв. (т. 1); «Двое Фоскари» — Е. Зарина («Библ. для Чтения», 1861, № 11);
  • «Сарданапал» - E. Зарина («Б. для Ч.», 1860, № 12);
  • О. Н. Чюминой («Артист», 1890, кн. 9 и 10);
  • «Вернер» — Неизвестного (СПб., 1829);
  • «Дон-Жуан на острове пирата» — Д. Мина («Русский Вестн.», 1880; отд. 1881);
  • «Дон-Жуан» — В. Любич-Романовича (песни I—X, вольный перевод, 2 тома, СПб., 1847);
  • Д. Минаева (песни 1 — 10, «Современник», 1865, № 1, 2, 3, 4, 5, 7, 8 и 10; его же, песни 11 — 16 у Гербеля, т. II, 1867); П. А. Козлова (т. I и II, СПб., 1889; печатался в 1888 году в «Русской Мысли»);
  • переводы русских поэтов из Байрона помещены также в книге Н. Гербеля: «Английские поэты в биографиях и образцах» (СПб., 1875).

Примечания

  1. 1 2 3 George Gordon Byron, 6th Baron Byron (English poet)  (англ.). — статья из Encyclopædia Britannica Online.
  2. Эдна О’Брайен Влюблённый Байрон. М.: Текст, 2012. С. 207.
  3. 1 2 Jonathan David Gross. Byron: The Erotic Liberal. Rowman & Littlefield, 2001. ISBN 9780742511620. Page 131.
  4. 1 2 Журнальный зал | Иностранная литература, 1998 N2 | Петр Вайль - Босфорское время
  5. Lord Byron: Selected Letters and Journals. Harvard University Press, 1982. ISBN 9780674539150. Page 213.
  6. Lib.ru/Классика: Белинский Виссарион Григорьевич. Русская литература в 1845 году

Ссылки

Источник: Байрон, Джордж Гордон

Другие книги схожей тематики:

АвторКнигаОписаниеГодЦенаТип книги
Костомаров Николай Иванович, Пушкин Александр Сергеевич, Шиллер Фридрих, Скотт Вальтер, Байрон Джордж Гордон, Бестужев-Марлинский Александр АлександровичБлагородный разбойник. Сборник историй о Робине Гуде и его последователяхЭта книга серии "Вечные герои мировой литературы" посвящена Робину Гуду, который в пантеоне" вечных образов" занимает свое особое место. Имя Робин Гуд давно стало нарицательным; оно одинаково широко… — @Художественная литература, @ @Вечные герои мировой литературы @ @ Подробнее...2010
623бумажная книга
Модестова В.Прекрасная цыганка. Сборник историй о КарменеСборник&# 171;Прекрасная цыганка&# 187;— третья книга уникальной издательской ссрнн&# 171;Вечные герои мировой литературы&# 187;, открытой и 2009 г. собранием историй о Дон-Жуане (&# 171;Сев ильский… — @Художественная литература, @ @Вечные герои мировой литературы @ @ Подробнее...2011
659бумажная книга

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»