Книга: Байрон Джордж Гордон Ноэл «Смерть Дон Жуана, или "Незримого Начала тень..."»

Смерть Дон Жуана, или "Незримого Начала тень..."

Серия: "-"

Дождливым июльским вечером компания молодых талантливых людей, собравшаяся на вилле близ Женевскою озера, затеяла игру - кто напишет Самое Страшное Произведение. Витоге: Мэри Годвин, будущая жена Шелли, приступила к роману ужасов "Франкенштейн" ;Джон Полидори написал повесть ужаса" Вампир" ;лорд Байрон создал поэму ужаса" Тьма" ;Перси Шелли сочинил грозный" Гимн интеллектуальной красоте" . Почти 190 лет спустя современный французский писатель Патрик Д'Арвор в продолжение темы написал повесть ужасов" Смерть Дон Жуана"-о мозге Байрона, смерти Шелли и переселении душ. Эти произведения впервые собраны в одной книге.

Издательство: "Книжный Клуб 36.6" (2007)

ISBN: 978-5-98697-052-3

Купить за 258 руб в My-shop

Байрон Джордж Гордон Ноэл

Байрон Джордж Гордон Ноэл
Б́́АЙРОН (Byron) Джордж Гордон Ноэл (1788—1824), англ. поэт-романтик. Участник революционно-освободит. движения в Италии и Греции. Выразил умонастроение эпохи крушения просветительских идеалов. Сочетание в его поэзии скорби, иронии и воли к борьбе, противопоставление героич. личности бурж. миру сделали байронизм этапом в духовном развитии передового европ. об-ва. В России Б. известен с кон. 1810-х гг.; интерес к нему углубился после поражения восстания 1825: привлекал разрыв Б. с офиц. идеологией, бунтарский дух его стихов, преданность революции. Воздействие Б. сказалось в поэмах А.С.Пушкина «Кавказский пленник» (1821), «Бахчисарайский фонтан» (1823) и многих рус. романтич. поэмах 20-х гг. Пушкин вскоре преодолел байронизм, а другие рус. поэты ему подражали больше, чем Б. В 1828—29 Л., еще не зная англ. яз., воспринимал Б. через переводы 20-х гг. — «Шильонский узник» В.А.Жуковского (1822), «Абидосская невеста» И.И.Козлова (1826), «Паризина» В. Вердеревского (1827), через байронич. поэмы Козлова («Чернец», 1825), А.А.Бестужева (Марлинского) («Андрей Переяславский», 1-я гл., 1828), А.И.Подолинского («Див и Пери», 1827; «Борский», 1829; «Нищий», 1830), а также через франц. переводы и подражания (В. Гюго и А. де Ламартин). Ранние романтич. поэмы Л. («Черкесы», «Кавказский пленник», «Корсар», «Преступник», «Два брата») носят ученич. характер и в значит. мере являются переделками байронич. поэм Пушкина, Козлова и др. Мало самостоятельны и первые лирич. стихи Л., однако обильные текстовые заимствования из Б. и Пушкина подчинены уже здесь авт. замыслу и воспроизведению личных переживаний. Осенью 1829 Л. начал учиться англ. языку. Летом 1830 он, по свидетельству Е. А. Сушковой, был «...неразлучен с огромным Байроном» — скорее всего это были не сочинения Б., а только что вышедший 1-й том писем и дневников англ. поэта, изд. Т. Муром. Воздействие Б. на поэмы Л. («Джюлио», «Литвинка», «Исповедь») становится прямым и более явным. Его восприятие стилистических, композиционных, метрических особенностей байроновской поэзии совпадает с глубоким интересом к обществ.-филос. содержанию творчества англ. поэта. Как и в поэмах Б., герой Л. как бы заслоняет остальных персонажей: таковы Азраил («Азраил») и Ангел («Ангел смерти»), напоминающие в этом смысле героев «Каина» (1821) и «Неба и земли» (1822) Б. Несмотря на отсутствие буквальных совпадений, поэтов также сближает руссоистское противопоставление жестокости человека гармонич. щедрости природы. Байронич. мотивы легко прослеживаются в поэмах Л. о мстителе Аджи («Каллы»), о любви и смерти («Аул Бастунджи»), об участии героя в освободит. войне («Измаил-Бей»). Хотя образ Измаила во многом навеян Б. (ср.: «Измаил-Бей» и «Корсар» — «The corsair» Б.), поэма Л. представляет самостоят. интерес, т. к. осн. на оригинальном сюжете и отличается большей локальной и историч. точностью. Л. вносит в описание кавк. горцев новые оттенки. Близость к Б. проявляется и в поэмах «Хаджи Абрек», «Боярин Орша». Заимствуются не только отдельные ситуации из «Гяура» («The Giaour», 1813), «Паризины» (1816), «Осады Коринфа» («The siege of Corinth», 1816), напр. отступничество героя, его конфликт с об-вом из-за преступной страсти, но и экзотич. обстановка, напряженность чувств; как у Б. и его подражателей, стиль Л. отличается предельной экспрессивностью, эмоциональностью, ясно выражая авт. отношение к описываемому. В то же время в этих поэмах намечается преодоление байронизма, которое завершилось в «Мцыри», хотя и здесь повторяются характерные для поэм Б. исповедь героя-пленника, его стремление к свободе. Уже в «Боярине Орше» намечена историч. обстановка, с к-рой связаны судьбы персонажей; в этом Л. опирается на историзм В. Скотта и позднего Б. Вслед за Б. он соединяет образ разбойника-мстителя с темой нац.-освободит. борьбы; здесь сказывается также традиция декабрист. лит-ры в трактовке предводителей восставшего народа.
Дж. Г. Байрон. Гравюра У. Эдвардса с оригинала Т. Филлипса
Присущие Б. ненависть к политич. и нац. гнету, прославление революц. борьбы, противопоставление природы и естеств. чувств об-ву, разочарование в людях и сосредоточенность в себе отвечали потребностям внутр. развития Л., стимулировали его; в лирике Л. байронич. мотивы приобрели самостоят. звучание. Изображая страсть, раскрывающую личность лирич. героя, Л. следует ораторскому декламац. стилю Б. с его приверженностью к гиперболизации, абсолютам, антитезам, к афористичности и заострению мысли. Метрика стиха Л. близка метрике стиха Б., более свободного, чем русский. В соответствии с практикой англ. стихосложения Л. использует, напр., 5-стопные ямбы с одними мужскими рифмами и варианты трехдольных размеров, не свойственные рус. поэзии. В четырехстопном ямбе он допускает нек-рые отклонения от «правильности», напр. два безударных слога между ударными. После ученических прозаич. переводов 1830 (II, 241—46) — отрывка из стих. «Тьма» («Darkness», 1816), начала «Гяура», 1-й строфы «Беппо» (1818) и «Прощанья Наполеона» («Napoleon\'s farewell», 1815) — Л. переводит стих. «Прости» (1808), сохраняя его англ. название — «Farewell», а также начало баллады о черном монахе из «Дон Жуана» — «Баллада» («Берегись! берегись! над бургосским путем»), сокращая текст, но сохраняя его размер и стиль, и «Стихи, записанные в альбом на Мальте» («Lines written in an album at Malta», 1809); вольный их перевод стал 2-й строфой стих. «В альбом» («Нет! — я не требую внимания»). Более точный и совершенный перевод сделан в 1836 («Как одинокая гробница»). В 1831 Л. не переводит, а пишет самостоят. стихи на темы Б. Стих. «К Л.» и «Подражание Байрону» сокращены по сравнению с соответств. стих. Б. в три раза и не заключают ни одной строки, к-рая бы точно воспроизводила англ. текст. «Видение» Л. вдохновлено «Сном» («The dream», 1816); Л. включил его в драму «Странный человек» (сцена 4); «Ночь I», «Ночь II» и отрывок «Сон» («Я видел сон: прохладный гаснул день») напоминают «Сон» и «Тьму» Б. Однако стихи Л. дают новые, своеобразные вариации на темы Б. 1-я строфа стих. «Время сердцу быть в покое» воспроизводит начало стих. Б. «\'Tis time this heart should be unmoved» (1824), но далее перелагает стихи С. Колриджа. Стих. «Ах! ныне я не тот совсем» довольно близко следует 5-й строфе поэмы Б. «Мазепа» (1819). Влияние Б. ощущается также в стих. «Стансы» («Взгляни, как мой спокоен взор»), «К Л.» и «Когда к тебе молвы рассказ». К Б. восходят стихи Л., посв. Наполеону, но Л. дает свою трактовку его личности с т.з. русского нац. самосознания. Строки в стих. «К***» («Не думай, чтоб я был достоин сожаленья»): «Я молод, но кипят на сердце звуки, / И Байрона достигнуть я б хотел», а также стих. «Нет, я не Байрон, я другой» говорят не только о том, как сам Л. осознавал значение англ. поэта для своего духовного развития, но и о его высоком сознании своей миссии как миссии национальной, обязывающей его искать собств. путь в лит-ре, отличный от пути Б. Хотя между стихами Л. и Б. мало полных соответствий, число отд. словесных совпадений в них велико. Так, строки Л. «Мой дом везде, где есть небесный свод» («Мой дом») и отрывок «Синие горы Кавказа» имеют параллели в «Чайлд Гарольде» (песнь III, строфы 13, 61). Крик, вырвавшийся из уст дочери боярина Орши (гл. I, стихи 239—245), вторит крику Паризины (строфа 18) и неизвестной в «Гяуре» (строфа 11). Богохульные речи Юрия Волина («Menschen und Leidenschaften») и Владимира Арбенина («Странный человек») сродни речам байроновского Каина. Строки «Стансов» «Too brief for our passion, too long for our peace Were those hours» повторены в стих. Л. «К Дурнову» («Довольно любил я, чтобы вечно грустить, / Для счастья же мало любил»; I, 269). Стих. Л. «Кавказ» восходит к руссоистскому вступлению к «Гяуру» с сожалением о прежде свободном крае, ныне оскверненном кровопролитиями, и к стих. Б. «Лох-на-Гар» (1807). Многочисленные словесные заимствования молодого Л. могут быть осмыслены только в контексте всей эволюции его творчества, его связи как с рус. лит. традицией, так и с европ. романтизмом вообще. Не всегда можно провести грань между воздействием на Л. самого Б. и воздействием общеромантич. тем и мотивов. Уже в раннем творчестве Л. прослеживается не просто влияние отд. произв. Б., но отношение Л. к его поэзии в целом. В характере филос. лирики Л. особенно проявляется влияние Б. и его «Каина» («Когда б в покорности незнанья», «Три ночи я провел без сна — в тоске»). Разделяя религ. и филос. сомнения Б., Л., однако, в большей степени и на иной лад стремится сформулировать определ. идеал высоконравств. личности и воспевает порывы духа у того, «кто в грудь втеснить желал бы всю природу, / Кто силится купить страданием своим / И гордою победой над земным / Божественной души безбрежную свободу» («Унылый колокола звон»). Л. нередко использует излюбленные формулы Б., напр. контрастные сближения ада и рая, земли и неба, блаженства и муки. Но он стремится избавиться от многословия англ. поэта, от характерных для него абстракций, ораторской пышности. В период зрелости Л., сохраняя живые связи с Б., творчески совершенно самостоятелен. В его стихотв. повестях абстрактный байронич. «антиевропеизм» соединяется с конкретным историко-этнографич. описанием Кавказа. Реальные бытовые подробности в «Мцыри» отличаются от вневременных описаний в «восточных» поэмах Б. Герой Л. преодолевает эгоистич. индивидуализм героев Б. и двусмысленность их нравств. позиций, но сохраняет смелость и жажду свободы. Прямое воздействие Б. проявляется здесь лишь в той мере, в какой повторяются в «Мцыри» вдохновленные Б. мотивы юношеской поэзии Л. Так, строфа 8 напоминает рассказ Селима («Абидосская невеста»), а жалоба Мцыри «На мне печать свою тюрьма / Оставила» — признание Боннивара («Шильонский узник»). В более сложной форме, чем в ранний период, проявилось влияние Б. в поздних редакциях поэмы «Демон», подсказанной также Дж. Мильтоном, А. де Виньи, Т. Муром. Л., однако, изображает существо не столько злое, сколько страдающее от неизбежности зла и невозможности вернуться к добру. Образ Демона м. б. отчасти навеян и образом самого Б. в стих. Ламартина «Человек. Лорду Байрону. Поэтические размышления» (1820), в к-ром Б. уподобляется Сатане. Тем не менее оригинальное лермонт. начало здесь гораздо существенней, чем круг ассоциаций, подсказанных англ. поэтом. Опыт Б.-сатирика учтен Л. в поэмах «Сашка» и «Сказка для детей». Вступит. строфы к «Сашке», рассказ о воспитании героя, отступления, иронич. замечания в скобках, пародии на романтич. штампы, снижение образов и лексики, приближение их к разг. речи, а стиха и ритма — к синтаксису прозы, комич. использование цитат имеют параллели в «Дон Жуане» и «Беппо». Как Б. и Пушкин, Л. сочетает гражданств. и лирич., патетич. и комич. элементы. «Герой нашего времени», открывший новый период в истории русского и мирового романа, сохраняет преемственную связь как с произв. франц. романистов, так и с письмами и дневниками Б., опубл. Муром в 1830. Л. трижды ссылается на них в автобиографических заметках. Рядом с заглавием стих. «К***» («Не думай, чтоб я был достоин сожаленья») он пометил: «Прочитав жизнь Байрона (<написанную> Муром)» (I, 407). По мнению А. Глассе, о внимательном чтении этой книги говорят и многие ранние стихи Л. Образ Б., отразившийся в прозе Л., — образ сложный и противоречивый, в к-ром бурные страсти соединяются с рационалистич. анализом и самоанализом, активность с фатализмом, аристократизм с демократич. убеждениями. Этот образ близок Печорину, особенно как автору «Журнала». Стилистически прозу и Б., и Л. отличают философичность, подчеркивание алогизма внутр. жизни, афористичность, прозаич. детали, насмешки над поэтич. клише и чередование конкретных фактов с обобщающими сентенциями, а субъективно-лирич. повествования с объективно-ироническим. Но различие между Б. и Л. значительнее, чем черты сходства. В «Письмах и дневниках» Б. автор и герой совпадают; Печорин же как автор «Журнала» — персонаж Л., созданный не только самонаблюдением, но и вымыслом. Дневники и письма Б. предельно субъективны и не выходят за рамки исповеди и автопортрета, Л. же создает и обобщающий образ целого поколения, и реалистич. психол. роман, в к-ром лирич. начало подчинено объективному. К такому роману стремился и Б. в «Дон Жуане», но внутр. развитие Жуана скорее констатируется, чем раскрывается. Между тем Л., опираясь на Пушкина, рисует сложный образ, несущий в себе несовершенства и противоречия действительности. Новаторство Л. по сравнению с Б. особенно ясно в лирике 1836—41, хотя он снова и более точно, чем в первый период, переводит стих. из «Еврейских мелодий» Б. «Душа моя мрачна» («My soul is dark»), пишет стих. «Умирающий гладиатор», развивая мотивы 140—141-й строф IV песни «Чайлд Гарольда», хотя и в его оригинальных стихах можно уловить отзвуки стихов англ. поэта. Эти переклички, по-видимому, бессознательные, говорят лишь об общем значении байронизма как явления рус. культуры и о силе воздействия Б. на Л. даже в годы зрелости. Но его поэзия 1836—41 больше соотнесена с конкретными психол. ситуациями; большую роль играют в ней жанр сюжетного или символич. пейзажа, образы природы. Лирика Л. более точно индивидуализирована и психологически мотивирована; она яснее определена исторически и свободна от свойственных Б. социальных и моральных предрассудков. В языке лирики Б. ощутимо влияние языка классицистич. поэзии и филос. рационализма 18 в.; для Л. же классицизм — пройденный этап лит. развития, и язык его отличается большей краткостью, простотой и близостью к повседневной речи. Через любомудров Л. познакомился с учением Шеллинга, с послебайроновской и тем более с послепросветительской стадией философии и соответственно с иной стадией нравственной и худож. культуры. Чувства лирич. героя Б. всегда окружены поэтич. и трагич. ассоциациями, к-рым соответствует возвышенность фразеологии, синтаксич. сложность, обилие персонификаций и уподоблений. У Л. чувства и речь проще, будничнее, даже в трагич. ситуациях. Спокойный рассказ о битве у Валерика — такое же новое слово о войне, каким до Л. были патетич. песни «Дон Жуана» (VII—VIII). Передавая слово простому солдату, армейскому офицеру, Л. достигает объективности и высшей простоты, до конца недоступной Б. Народность, психологическая и социальная конкретность зрелой лирики Л., свобода от классицистич. штампов и поэтизмов говорят о преодолении байронизма. Соч.: Letters and journals, with notices of his life, by Th. Moore, v. 1—4, P., 1831.
Лит.: Галахов, с. 277—88, 306—09, 595—96, 600—03; Висковатый, с. 154—66; Стороженко Н., Влияние Байрона на европ. лит-ры, в его кн.: Из области лит-ры, М., 1902, с. 185—86; Спасович (1); Веселовский А., Этюды о байронизме, в его кн.: Этюды и характеристики, т. 1, 4 изд., М., 1912, с. 517, 539—56; его же, Зап. влияние в новой рус. лит-ре, 5 изд., М., 1916, с. 183—89; Дюшен (2), с. 51—110; Розанов М. Н., с. 343—84; Шувалов (1), с. 299—301; Дашкевич (1), с. 432—34, 457—63, 470—72, 484—85; Родзевич (3), с. 33—49; Эйхенбаум (3), с. 27—34, 37—40, 46—52, 57, 60, 64, 84, 93, 103, 119—23; Эйхенбаум (12), с. 49—54; Жирмунский В., Байрон и Пушкин, Л., 1978, с. 110, 231, 290, 342; Гроссман Л. П., Рус. байронисты, в сб.: Байрон, М. — Л., 1924, с. 72—75; Бродский Н., Байрон в рус. лит-ре, «ЛК», 1938, № 4, с. 114—142; Гинзбург (1), с. 30—31, 35—42, 106—14, 118—19; Томашевский, с. 496—99; Федоров (1), с. 147—58, 174, 183—90, 211—20; Федоров (2), с. 246—64, 312—35; Нольман, с. 466—515; Дурылин (5), с. 170—72; Черный К., Л. и Байрон, в кн.: М. Ю. Л., 1841—1941, Пятигорск, 1941, с. 47—74; Дьяконова, с. 115—25; Финкель А., Л. и др. переводчики «Еврейской мелодии» Байрона, в кн.: Мастерство перевода, 1969, сб. 6, М., 1970, с. 192—200; Глассе А., с. 92—99, 104—05; Duchesne (1), p. 244—88; Simmons E. J., English literature and culture in Russia (1553—1840), Camb. (Mass.), 1935, p. 296—305; Entwistle W. J., The Byronism of Lermontov\'s «A hero of our times», «Comparative literature», 1949, v. l, p. 140—46; Shaw J. Th., Byron, the Byronic tradition ot the romantic verse in Russian and Lermontov\'s «Mtsyri», «Indiana Slavic studies», v. l, Bloomington, 1956, p. 165—90; Mersereau G., Mikhail Lermontov, Carbondale, 1962, p. 27—33, 37, 40, 48—49, 66, 93, 148; Zaorski J., Legenda Napoleońska w twórczości Lermontowa, «Zeszyty naukowe Uniwersytetu Lódzkiego», 1969, zes. 64, S. 33—41.

Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); Науч.-ред. совет изд-ва "Сов. Энцикл."; Гл. ред. Мануйлов В. А., Редкол.: Андроников И. Л., Базанов В. Г., Бушмин А. С., Вацуро В. Э., Жданов В. В., Храпченко М. Б. — М.: Сов. Энцикл., 1981

Источник: Байрон Джордж Гордон Ноэл

Другие книги схожей тематики:

АвторКнигаОписаниеГодЦенаТип книги
Джордж Гордон Байрон, Патрик Д'Арвор, Мэри Шелли, Джон Полидори, Перси Беши ШеллиСмерть Дон Жуана, или "Незримого начала тень..."Дождливым июльским вечером компания молодых талантливых людей, собравшаяся на вилле близ Женевскою озера, затеяла игру - кто напишет Самое Страшное Произведение. Витоге: Мэри Годвин, будущая жена… — @Книжный клуб 36.6, @(формат: 80x100/32, 416 стр.) @ @ @ Подробнее...2007
193бумажная книга
Байрон Джордж Гордон НоэлСмерть Дон Жуана, или "Незримого Начала тень..."Дождливым июльским вечером компания молодых талантливых людей, собравшаяся на вилле близ Женевскою озера, затеяла игру - кто напишет Самое Страшное Произведение. Витоге: Мэри Годвин, будущая жена… — @Книжный Клуб 36.6, @ @- @ @ Подробнее...2007
258бумажная книга
Д'Арвор Патрик, Шелли Мэри, Шелли Перси Биши, Байрон Джордж Гордон, Полидори Джон УильямСмерть Дон Жуана, или "Незримого Начала тень ..."Дождливым июльским вечером компания молодых талантливых людей, собравшаяся на вилле близ Женевскою озера, затеяла игру - кто напишет Самое Страшное Произведение. В итоге: Мэри Годвин, будущая жена… — @Клуб 36`6, @ @ @ @ Подробнее...2007
275бумажная книга
Д`Арвор Патрик, Шелли Мэри, Шелли Перси Биши, Байрон Джордж Гордон, Полидори Джон УильямСмерть Дон Жуана, или Незримого начала тень... / La mort de Don Juan416 стр. Дождливым июльским вечером компания молодых талантливых людей, собравшаяся на вилле близ Женевскою озера, затеяла игру - кто напишет Самое Страшное Произведение. В итоге: Мэри Годвин… — @Клуб 36,6, @(формат: 80x100/32, 384 стр.) @ @ @ Подробнее...2007
249бумажная книга
Д'Арвор Патрик,Перси Биш Шелли,Мэри Шелли,Полидори Джон,Джордж БайронСмерть Дон Жуана, или "Незримого начала тень..."От издателя:Дождливым июльским вечером компания молодых талантливых людей, собравшаяся на вилле близ Женевскою озера, затеяла игру - кто напишет Самое Страшное Произведение — @ @(формат: 80x100/32 (~130х200 мм), 416стр. стр.) @ @ @ Подробнее...2007
201бумажная книга

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»