Электронная книга: Вадим Месяц «Искушение архангела Гройса »

Искушение архангела Гройса

«Искушение архангела Гройса» вначале кажется забавной историей бизнесмена, который бежал из России в Белоруссию и неожиданно попал в советское прошлое. Но мирныеокрестности Мяделя становятся все удивительнее, а события, происходящие с героем, все страннее и загадочнее… Роман Вадима Месяца, философский и приключенческий, сатирический и лирический, – это прощание с прошлым и встреча будущего.

Издательство: "Эксмо" (2018)

Категории:

ISBN: 978-5-699-99012-2

электронная книга

Купить за 249 руб и скачать

Ознакомительный отрывок книги:

2. Иероглиф

   Выехав из Мяделя, я решил заскочить домой, попрощаться с женой. У поворота на Гатовичи заметил, что ко мне приближается разноцветный трактор с четырьмя детскими вагончиками. В таком катают детей по курортному поселку. Картинка из послевоенного европейского кино. Костя говорил мне что-то о приезде губернатора Минской области. Сказал, что завтра будет вынужден надевать пиджак. Значит, они решили покатать начальство по дендросаду на паровозе. Бог в помощь.

   Время здесь застыло – некоторые изменения произошли, но дух остался прежним. Не знаю, чем определяются приметы эпохи: одеждой людей, выбором товаров в магазинах, наличием тех или иных памятников и мемориалов, транспарантами… Дух времени чувствуется безошибочно. Мы в прошлом. В сладком, пыльном прошлом, мешающем нежную радость узнавания с застарелой неприязнью и возмущением. Приехать сюда – вернуться в недавнее державное вчера. Пусть державы уже нет и не будет, но здесь осталось нечто навсегда ушедшее. Остались мы сами – те, кто бессознательно сохранил эту страну. Не допустили полного разрыва. Осталась палочка-выручалочка, последний несожженный мост, лазейка. Хорошо, что под боком сохранился заповедник старых порядков и нравов. Безвизовый режим. Единая экономическая зона. Зона. Вот именно.

   Соляру я заливал обычно в Илье: следующие заправки будут только на подъездах к городу. В этих краях они смотрятся трогательно: пара цистерн у края дороги, будка кассира, киоск и деревянный сортир. Час был поздний, в темноте АЗС походила на полустанок или бивуак анархистов. Я вылез из машины, направляясь к туалету. По пути мне встретились два невысоких китайца. Они поздоровались, коротко спросили о сорте бензина и тут же скрылись в сумраке, шумно о чем-то споря на родном языке. Перемены произошли и здесь: раньше ни китайцы, ни даже кавказцы в деревенской местности мне не встречались. У кассового аппарата тоже сидел китаец, крупный, похожий скорее на спортсмена-тяжеловеса, чем на гастарбайтера. Солидный. При пиджаке и галстуке. Увидев меня, он громко рыгнул, но, прикрыв рот рукою, тут же объяснил:

   – Извините, это мой чай.

   – Мне на двести тысяч, – сказал я, рассматривая выбор напитков в мобильном холодильнике. – И бутылку воды.

   – Берите без газа, – сказал китаец с удивительной сердечностью, и я не услышал ни фальши, ни акцента. – Я всегда пью воду без газа.

   – Принципиально?

   – Нет, просто так полезнее. Я не хотел бы вдаваться в детали, но вам будет лучше, если вы возьмете без газа.

   – Ну хорошо, – пожал я плечами. – Давайте одну бутылку.

   Он встрепенулся.

   – Нет. Пожалуйста, возьмите побольше. Возьмите десять. Ну, хотя бы восемь бутылок. Они вам пригодятся.

   – Почему вы так думаете?

   – У нас лучшая вода в республике. Это последний ящик. Поверьте мне на слово. Это очень хорошая родниковая вода. Теперь такая вода – редкость.

   – Ну, если вы настаиваете, – сказал я шутливо, – давайте ящик. Что за вода, кстати? «Боржоми»?

   – Да, – расплылся он в улыбке. – Она самая. «Боржоми» без газа. Настоящий «Боржоми» всегда без газа.

   Я вытащил ящик из холодильника, расплатился. Потом подмигнул ему и довольно натурально рыгнул:

   – Извините, это мой кофе…

   Китаец улыбнулся, помахал рукою:

   – Приезжайте еще. У нас лучший бензин, лучший «Боржоми»!

   Заправщики возились с моей «Вестфалией» долго. Давно стемнело, но по движению их теней можно было понять, что они протирают корпус автомобиля от пыли. Один стоял на коленях у двери водителя, с мультипликационной скоростью водя по ней тряпочкой. Увидев меня, он открыл дверцу.

   – Пожалуйста, товарищ. Садитесь, пожалуйста. Можно попросить вас о маленьком одолжении?

   Он тараторил, и я поначалу воспринял его слова за некую вежливую абракадабру.

   – Об одолжении! Маленьком одолжении! Это вопрос чести. Я дал слово. Это очень серьезно, товарищ. Вот деньги!

   Увидев пачку долларов в его руках, я прислушался. Речь шла о дочери этого человека и ее подруге. Парень просил, чтобы я забрал их в Плещаницах и довез до аэродрома. Мне пришлось бы сделать небольшой крюк, но денег за услугу он предлагал чудовищно много. Судя по толщине пачки, десять или даже больше тысяч долларов.

   – Деньги передать девочке? – Хотя мне было не по пути, я уже почти согласился. – На родину? Ваши сбережения?

   – Нет, это вам, – кивал он благодарно, почти униженно. – Это вам за работу.

   На сумасшедшего он похож не был, и я решил, что столкнулся с трудностями перевода. Вытащил сотню из пачки и повертел перед его носом.

   – Это – за работу. Остальное – девочке! Правильно? Деньги – Китай, да?

   В разговор включился второй работник, он оказался еще настойчивее первого:

   – Почему Китай? Мы из Японии. Мы японцы, товарищ. Японские коммунисты. В изгнании. У нас тоже есть коммунисты. Вы не знали?

   Я начал нервничать.

   – Все, ребята. Забираю девочек на остановке, и баста. Деньги передаю вашей дочери.

   Я хлопнул дверью, процедил сквозь зубы привычное слово «товарищ» и выскочил на проселок.

   – Деньги вам! Вам! – кричали азиаты, чуть не приплясывая.

   Единственный фонарь, болтающийся над будкой кассира, скудно освещал их изломанные силуэты, придавая зрелищу жалкий и зловещий шарм. На душе остался неприятный осадок, словно после дурацкого представления. Почему они доверили мне такую кучу денег? Может, что-то срочное? Я надеялся, что произвожу впечатление порядочного человека.


   Светало. Я подъезжал к Вилейскому водохранилищу. Мир окутывал туман: клочья его поднимались от воды, скользили по ней, выползая на шоссе. Лес ненавязчиво напоминал о своей древней тайне, поскрипывая отсырелыми стволами. Пачка денег покоилась на пассажирском сиденье, излучая, казалось, какое-то самостоятельное свечение. Темнота рассеивалась, окрашиваясь в фиолетовый и лиловый. Лунный свет дробился на поверхности водоема и постепенно вплетался в завязь рассвета, распыленную над линией горизонта. Я включил радио. Салон заполнился непривычно возбужденной литовской речью. У соседей началось что-то вроде голодного бунта. Я не понимал смысла отдельных фраз, но догадывался, что слушаю репортаж с площади перед парламентом.

   Мировой кризис тасовал правительства, переливая недовольство по сообщающимся сосудам европейского сообщества. Крики революционеров оказали на меня убаюкивающее действие. Подъезжая к Плещеницам, я вдруг сообразил, что в селе – несколько автобусных остановок и на какой из них меня ждут японские девочки, непонятно. Увидев беседку для торговли ягодами и грибами, в которой неторопливо расставляли свои банки и ведра местные бабульки, решил спросить. Свернул на обочину, вышел из машины, присматриваясь к баночкам с земляникой. Женщины приветствовали меня, торопясь приступить к торговле, но вдруг рухнули ниц почти одновременно, крестясь и перешептываясь. Я подошел к ним, пытаясь заговорить и пожелать доброго утра, но они только испуганно бормотали что-то, не смея поднять на меня глаз.

   – Девушки, мне бы земляники, – сказал я весело, но ответа не получил.

   Я взял стакан с ягодами, спросил о цене, но хозяйка только глубже склонилась к земле, словно увидела начало светопреставления. Поговорить об автобусных маршрутах в селе мне не удалось. Я растерянно вернулся к машине. Закурил, ожидая, что торговки придут в себя и хоть как-то объяснят происходящее, но они как будто впали в транс и вовсе перестали шевелиться. Мужик, проходивший по шоссе с обувной коробкой в руке, швырнул ее на асфальт и побежал в лес. Я посигналил ему вдогонку, завел мотор и медленно двинулся к селу, размышляя о превратностях жизни.

   На следующей остановке меня ожидало такое же разочарование. Люди падали на землю, бормоча молитвы и проклятия. Мальчишки закидали мой автомобиль камнями – хорошо, что стекла остались целы. С автобусным маршрутом я разобрался: он проходил по главной улице. Я переезжал от остановки к остановке, натыкаясь на ту же удивительную реакцию местного населения.

   Наконец я увидел девочек. В белых платьицах и колготках, бантах и туфельках, они стояли с букетом гвоздик возле столба электропередачи, обклеенного объявлениями, и походили на первоклассниц в День знаний. Было видно, что они ждут меня, – быть может, японцы сообщили о моем приближении по телефону. Я надеялся, что встреча с ними разъяснит все странности. Девочки, заметив мой микроавтобус, радостно засуетились. Одна подняла ранец, стоявший неподалеку, другая начала махать букетом цветов над головой.

   Однако и на этот раз вышла прежняя история. Завидев меня, народ разбежался, лишь пожилые люди рухнули на колени. Девочки, приблизившись к машине, тоже увидели в ней что-то опасное, закричали и бросились наутек. Я недоуменно следил за их фигурками, исчезавшими среди заборов и поленниц, теряя всякую надежду понять смысл происходящего. Мой вид оказывал на жителей Плещанниц магическое воздействие. Я вышел наружу и подошел к пассажирам, оставшимся на остановке. Один из них, похожий на учителя математики, встретился со мною взглядом и указал пальцем на необычный знак, нарисованный на дверце автомобиля.

   – Иероглиф, – прошептал он пересохшими губами и как будто потерял сознание, откинувшись на лавке и разбросав руки в разные стороны.

   Момент истины облегчения не принес. Я осмотрел машину и увидел причину сегодняшних неурядиц. На дверцах моего «бусика» с обеих сторон был нарисован синим маркером лихо закрученный иероглиф, значения которого не могли знать ни я, ни встреченные сегодня люди. Издалека иероглиф походил на гору с шапкой облаков над ней, но при внимательном рассмотрении казался злобным лицом самурая или даже черта с короной на голове. Рисунок был сложным, скорее абстрактным, чем содержательным, но его выразительность впечатляла даже неискушенных. Увидев его впервые, я тоже вздрогнул. Почему он обладал таким мощным действием? Я еще не понимал значения неожиданно приобретенной силы и думал в основном о том, как передать деньги бедным детям. Пришла в голову мысль вернуться к японцам для получения разъяснений, но в городе меня ждали неотложные дела. По наивности я все еще полагал, что случившееся не столь фатально и что пугающий людей иероглиф можно соскрести, закрасить… поменять машину. Я не понимал, что ночная встреча оказалась роковой именно для меня, а не для множества сельских жителей, столь яростно отреагировавших на древний символ, который я невольно донес до их сознания.

   Я посмотрел на пачку сотенных купюр, и мне захотелось избавиться от них во что бы то ни стало. Может, купить новую машину? Даже в деньгах чудилось присутствие таинственного и пугающего знака. Я впервые встретился с символом, имевшим универсальную власть. Звезды, свастики и руны могли вызывать уважение или ненависть, но не более. Закорючка на двери моей машины заставляла людей преклоняться перед ее страшным совершенством. Я мог бы нанести этот знак себе на куртку или сделать татуировку – и, видимо, обрел бы неограниченное могущество. Пока же я катался по райцентру, упиваясь властью. Люди падали на колени, как подкошенные. Я смущенно улыбался, гоняя по рассветным улочкам, пока это баловство мне не надоело. Пора было ехать в город. С утра я назначил несколько встреч.

   До Минска оставалось с полчаса пути, когда километрах в семи от ближайшей вёски (Вёска (бел.) – деревня, село.) мне попалась очаровательная бабуся в пальто и мужском берете, сигналившая рукой у обочины.

   – В город?

   – Мне у кафэ. На Серабранке. Знаеце?

   Я не знал, но старушку посадил, удивившись, для чего ей кафе в такую рань.

   – Кавы папиць, пазаутракаць, – обиделась бабка.

   Я промолчал, и она, видимо, приняла это за призыв к объяснениям.

   – Я кажды дзень туды езжу. Першае, другое, трэцяе. Дома я николи такое не згатую. Гэта ж скольки трэба у магазине купляць!

   Я заинтересованно вздохнул.

   – И не дорого вам?

   – Пенсии хватае, у самы раз. И смачна тожа. Я усю пенсию зъядаю. Паследни раз у кафэ схаджу – и ужо мне новую пенсию палучаць. А куды мне тыя грошы? Я там пасяджу, и дзень пройдзе.

   От бабушки пахло. И не только старостью. Можно себе представить, каким уважением она пользовалась на Серебрянке. Энергичность и жизнелюбие поразительные. Из области в город – попить кофе, провести время. И так каждый день. На иероглиф даже не обратила внимания. Единственная из всех. Я начал присматриваться к ней. Пока я знал лишь двоих, на кого знак не действовал. Себя, да и вот ее, Патрикеевну.

   – Я у сяле жыву, у хаце. Зимой у кватэру перабираюся. Але кафэ николи не кидаю. На заутрак застаюся и на абед, а на вячэру ужо грошай не хватае. Не, на рэйсавым автобусе николи не еду, бо дорага.

   Бабуся попалась разговорчивая. Высадив ее на Серебрянке, я вдруг вспомнил о деньгах. Неужели она… Нет, деньги оказались на месте – на заднем сиденье, под курткой. Зачем ей? Пэнсии хватае у самый раз. Мы договорились встретиться завтра на том же участке дороги. По крайней мере, с ней проблем коммуникации не возникнет. Я посмотрел, как молодцевато бабка распахнула стеклянную дверь кафе, и газанул в город. Дорогу мне пересек ошалевший заяц с выкрашенным аптечной зеленкой ухом. Аистята в гнезде над вывеской «С.Т.О.» порвали вертлявого ужа на две равные части.

Содержание отрывка:

Другие книги схожей тематики:

АвторКнигаОписаниеГодЦенаТип книги
Месяц Вадим ГеннадиевичИскушение архангела ГройсаИскушение архангела Гройса вначале кажется забавной историей бизнесмена, который бежал из России в Белоруссию и неожиданно попал в советское прошлое. Но мирные окрестности Мяделя становятсявсе… — Эксмо, Одиссея русского человека. Проза В.Месяца Подробнее...2018
517бумажная книга
Месяц Вадим ГеннадиевичИскушение архангела ГройсаИскушение архангела Гройса вначале кажется забавной историей бизнесмена, который бежал из России в Белоруссию и неожиданно попал в советское прошлое. Но мирные окрестности Мяделя становятсявсе… — Эксмо, Одиссея русского человека. Проза Вадима Месяца Подробнее...2018
44бумажная книга
Месяц Вадим ГеннадиевичИскушение архангела Гройса`Искушение архангела Гройса`вначале кажется забавной историей бизнесмена, который бежал из России в Белоруссию и неожиданно попал в советское прошлое. Но мирные окрестности Мяделя становятся все… — ЭКСМО, Одиссея русского человека. Проза В.Месяца Подробнее...2018
60бумажная книга

Вадим Месяц

Вади́м Генна́диевич Ме́сяц (род. 1964, Томск) — русский писатель. Сын Г. А. Месяца.

Закончил Томский Государственный Университет, кандидат физико-математических наук. С 1993 г. живет в США. Был координатором русско-американской культурной программы при Стивенс-колледже (Хобокен, штат Нью-Джерси). Редактировал «Антологию современной американской поэзии» (совместно с А.Драгомощенко, 1996) и антологию современной русской поэзии «Crossing Centuries: The New Generation in Russian Poetry» (совместно c Джоном Хаем и другими, 2000). Переводил поэзию с английского (Дилан Томас, Эдуард Фостер и др.). Публикует стихи с 1992 г., прозу с 1993 г. Лауреат премии имени Бунина (2005, книга рассказов «Вок-вок»); шорт-лист Букеровской премии (2002, роман «Лечение электричеством»).

Труды

  • Календарь вспоминальщика. — М.: Советский писатель, 1992.
  • Ветер с конфетной фабрики: Повесть. — М.: Былина, 1993
  • Выход к морю: Стихи. — М.: МИКО, 1996.
  • Час приземления птиц: Сборник стихотворений. — М.: МАИК «Наука/Интерпериодика», 2000.
  • Лечение электричеством: Роман. — М.: ТЕРРА, 2002.
  • Вок-вок: Рассказы. — М.: Новое литературное обозрение, 2004.

Ссылки

Источник: Вадим Месяц

Look at other dictionaries:

  • иероглиф — См. каракули …   Словарь синонимов

  • ИЕРОГЛИФ — [гр. hieroglyphoi священные письмена] фигурный знак в идеографическом (ИДЕОГРАФИЧЕСКИЙ) письме. В таком письме используются не буквы, а рисунки или особые знаки, соответствующие словам и понятиям (в древнеегипетском, китайском и других языках).… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • иероглиф — а, м. hiérogliphe, нем. Hieroglyphe <гр. hieroglyphoi священные письмена. Фигурный знак в системе письма некоторых народов, условно передающий понятие, слог или звук. БАС 1. В Египте иероглифом золота служило изображения платка, мешка или… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Иероглиф — фигурный знак, обозначающий целое понятие, слово, отдельный слог или звук речи. См. также: Знаки Письменность Финансовый словарь Финам …   Финансовый словарь

  • иероглиф — и устарелое иероглиф …   Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

  • ИЕРОГЛИФ — и (устар.) гиероглиф, гиероглифа, муж. (от греч. hieros священный и glyphe резьба) (книжн.). 1. Фигурный знак (преим. древнеегипетского письма), обозначающий или целые понятия или отдельные слоги и звуки речи (филол.). 2. перен. Неразборчивый,… …   Толковый словарь Ушакова

  • ИЕРОГЛИФ — ИЕРОГЛИФ, а, муж. Фигурный знак в идеографическом письме (в древнеегипетском, китайском и нек рых других). | прил. иероглифический, ая, ое. Иероглифическое письмо. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • ИЕРОГЛИФ — муж. небуквенное письмо, иносказательное начертанье, представительное изображенье, заменяюшее письмена или буквы. Египетские иероглифы известны более прочих. Иероглифический, к иероглифам относящийся Толковый словарь Даля. В.И. Даль. 1863 1866 …   Толковый словарь Даля

  • Иероглиф — письмо, в котором упрощенные рисунки обозначают целые слова, слоги или согласные звуки. Большой толковый словарь по культурологии.. Кононенко Б.И.. 2003 …   Энциклопедия культурологии

  • Иероглиф — (от нем. hieroglyphe < греч. hieroglyphoi священные письмена) знак, частично или полностью сохранивший изобразительную форму. И. обозначают понятия, слова, отдельные слоги и звуковые сочетания …   Реклама и полиграфия

  • Иероглиф — У этого термина существуют и другие значения, см. Иероглиф (значения). Египетские иероглифы Иероглиф (др. греч …   Википедия


Share the article and excerpts

Direct link
Do a right-click on the link above
and select “Copy Link”

Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим.