Книга: Гончаров И. А. «Обыкновенная история»

Обыкновенная история

ISBN: 5-268-01455-2

Купить за 368 руб на Озоне

Другие книги автора:

КнигаОписаниеГодЦенаТип книги
ОбломовВ романе "Обломов" - наиболее значительном своем произведении - И. А. Гончаров изобразил… — Художественная литература, (формат: 84x108/32, 240 стр.) Подробнее...1975230бумажная книга
ОбрывКлассика русской реалистической литературы, ценимая современниками так же, как "Накануне" и "Дворянское… — Художественная литература. Москва, (формат: 70x108/16, 448 стр.) Подробнее...1986110бумажная книга
Обыкновенная история"Обыкновенная история" Ивана Александровича Гончарова - один из первых великих романов в истории русской… — Русская книга, (формат: 84x108/32, 320 стр.) Подробнее...1992200бумажная книга
Обрыв. Роман.(БОК)(нов. обл.)Обрыв. Роман.(БОК)(нов. обл.) — Дрофа, Подробнее...2012340бумажная книга

Гончаров И.А.

Гончаров И.А.

Гончаров Иван Александрович (1812 - 1891)
Русский писатель.

Афоризмы, цитаты -

Гончаров И.А. - биография
• Литература - язык, выражающий все, что страна думает, чего желает, что она знает и чего хочет и должна знать.

• Глупая красота - не красота. Вглядись в тупую красавицу, всмотрись глубоко в каждую черту лица, в улыбку ее, взгляд - красота ее превратится мало-помалу в поразительное безобразие.

• __________

"Мильон терзаний" (критический этюд; "Горе от ума" Грибоедова), 1872 *)

• Комедия "Горе от ума" держится каким-то особняком в литературе и отличается моложавостью, свежестью и более крепкой живучестью от других произведений слова. Она, как столетний старик, около которого все, отжив по очереди свою пору, умирают и валятся, а он ходит, бодрый и свежий, между могилами старых и колыбелями новых людей. И никому в голову не приходит, что настанет когда-нибудь и его черед.

• Пушкин громаден, плодотворен, силен, богат. Он для русского искусства то же, что Ломоносов для русского просвещения вообще.

• Несмотря на гений Пушкина, передовые его герои, как герои его века, уже бледнеют и уходят в прошлое. Гениальные создания его, продолжая служить образцами и источниками искусству, - сами становятся историей.

• Даже позднейшие герои века, например лермонтовский Печорин, представляя, как и Онегин, свою эпоху, каменеют, однако в неподвижности, как статуи на могилах.

• Критика не трогала комедию с однажды занятого ею места, как будто затрудняясь, куда ее поместить. Изустная оценка опередила печатную, как сама пьеса опередила печать. Но грамотная масса оценила ее фактически. Сразу поняв ее красоты и не найдя недостатков, она разнесла рукопись на клочья, на стихи, полустишия, развела всю соль и мудрость пьесы в разговорной речи, точно обратила мильон в гривенники, и до того испестрила грибоедовскими поговорками разговор, что буквально истаскала комедию до пресыщения.

• Лица Фамусова, Молчалина, Скалозуба и другие врезались в память так же твердо, как короли, валеты и дамы в картах, и у всех сложилось более или менее согласное понятие о всех лицах, кроме одного - Чацкого. Так все они начертаны верно и строго и так примелькались всем. Только о Чацком многие недоумевают: что он такое? Он как будто пятьдесят третья какая-то загадочная карта в колоде.

• Однако для нас она еще не вполне законченная историческая картина: мы не отодвинулись от эпохи на достаточное расстояние, чтоб между ею и нашим временем легла непроходимая бездна. Колорит не сгладился совсем; век не отделился от нашего, как отрезанный ломоть: мы кое-что оттуда унаследовали, хотя Фамусовы, Молчалины, Загорецкие и прочие видоизменились так, что не влезут уже в кожу грибоедовских типов.

• Резкие черты отжили, конечно: никакой Фамусов не станет теперь приглашать в шуты и ставить в пример Максима Петровича, по крайней мере так положительно и явно. Молчалин, даже перед горничной, втихомолку не сознается теперь в тех заповедях, которые завещал ему отец; такой Скалозуб, такой Загорецкий невозможны даже в далеком захолустье. Но пока будет существовать стремление к почестям помимо заслуги, пока будут водиться мастера и охотники угодничать и "награжденья брать и весело пожить", пока сплетни, безделье, пустота будут господствовать не как пороки, а как стихии общественной жизни, - до тех пор, конечно, будут мелькать и в современном обществе черты Фамусовых, Молчалиных и других

• Общечеловеческие образцы, конечно, остаются всегда, хотя и те превращаются в неузнаваемые от временных перемен типы, так что, на смену старому, художникам иногда приходится обновлять, по прошествии долгих периодов, являвшиеся уже когда-то в образах основные черты нравов и вообще людской натуры, облекая их в новую плоть и кровь в духе своего времени.

• Старая правда никогда не смутится перед новой - она возьмет это новое, правдивое и разумное бремя на свои плечи. Только больное, ненужное боится ступить очередной шаг вперед.

• Чацкий сломлен количеством старой силы, нанеся ей в свою очередь смертельный удар качеством силы свежей. Он вечный обличитель лжи, запрятавшейся в пословицу: "один в поле не воин". Нет, воин, если он Чацкий, и притом победитель, но передовой воин, застрельщик и - всегда жертва. Чацкий неизбежен при каждой смене одного века другим. Положение Чацких на общественной лестнице разнообразно, но роль и участь все одна, от крупных государственных и политических личностей, управляющих судьбами масс, до скромной доли в тесном кругу. Всеми ими управляет одно: при различных мотивах. У кого, как у грибоедовского Чацкого, любовь, у других самолюбие или славолюбие - но всем им достается в удел свой "мильон терзаний", и никакая высота положения не спасает от него. Очень немногим, просветленным Чацким, дается утешительное сознание, что недаром они бились - хотя и бескорыстно, не для себя и не за себя, а для будущего, и , и успели.

• Кроме крупных и видных личностей, при резких переходах из одного века в другой - Чацкие живут и не переводятся в обществе, на каждом шагу, в каждом доме ... где два века сходятся лицом к лицу в тесноте семейств, - все длится борьба свежего с отжившим, больного со здоровым, и все бьются в поединках, как Горации и Куриации, - миниатюрные Фамусовы и Чацкие.

*) Текст "Мильон терзаний" - в Библиотеке Максима Мошкова

• Каждое дело, требующее обновления, вызывает тень Чацкого - и кто бы ни были деятели, около какого бы человеческого дела - будь то новая идея, шаг в науке, в политике, в войне - ни группировались люди, им никуда не уйти от двух главных мотивов борьбы: от совета "учиться, на старших глядя", с одной стороны, и от жажды стремиться от рутины к "свободной жизни", вперед и вперед - с другой.

• В таких высоких литературных произведениях, как "Горе от ума", как "Борис Годунов" Пушкина и некоторых других, исполнение должно быть не только сценическое, но наиболее литературное, как исполнение отлич­ным оркестром образцовой музыки, где безошибочно должна быть сыграна каждая музыкальная фраза и в ней каждая нота. Актер, как музыкант, должен доиграться, то есть додуматься до того звука голоса и до той интонации, какими должен быть произнесен каждый стих: это значит додуматься до тонкого критического понимания всей поэзии пушкинского и грибоедовского языка.

• К сожалению, давно уже исполнение пьесы на сцене далеко не соответствует ее высоким достоинствам, особенно не блестит оно ни гармоничностью в игре, ни тщательностью в постановке, хотя отдельно, в игре некоторых артистов, есть счастливые намеки или обещания на возможность более тонкого и тщательного исполнения. Но общее впечатление таково, что зритель, вместе с немногим хорошим, выносит из театра свой "мильон терзаний".

• Большинство артистов не может также похвастаться исполнением того важного условия, о котором сказано выше, именно верным, художественным чтением. Давно жалуются, что будто бы с русской сцены все более и более удаляется это капитальное условие. Ужели вместе с декламацией старой школы изгнано и вообще умение читать, произносить художественную речь, как будто это уменье стало лишнее или ненужно? Слышатся даже частые жалобы на некоторых корифеев драмы и комедии, что они не дают себе труда учить ролей! Что же затем осталось делать артистам? Что они разумеют под исполнением ролей? Гримировку? Мимику? С которых же пор явилось это небрежение к искусству? ... В ответ на это слышишь с одной стороны, что будто вкус публики испортился (какой публики?), обратился к фарсу и что последствием этого была и есть отвычка артистов от серьезной сцены и серьезных, художественных ролей; а с другой, что и самые условия искусства изменились: от исторического рода, от трагедии, высокой комедии - общество ушло и обратилось к буржуазной, так называемой драме и комедии, наконец к жанру.

(Источник: «Афоризмы со всего мира. Энциклопедия мудрости.» www.foxdesign.ru)

Источник: Гончаров И.А.

См. также в других словарях:

  • Обыкновенная история — Жанр: роман Автор: Иван Александрович Гончаров Язык оригинала: русский Год написания: 1844 1847 Публикация: 1847 …   Википедия

  • ОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ (1960) — «ОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ», СССР, киностудия ИМ. А.ДОВЖЕНКО, 1960, ч/б, 68 мин. Мелодрама. Впервые выехав в командировку, Аня растерялась в незнакомомбольшом Киеве. Но когда ей на помощь пришли случайныезнакомые, все стало проще и радостней. Молодой… …   Энциклопедия кино

  • ОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ (1970) — «ОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ», Россия, ЭКРАН (ОСТАНКИНО), 1970, цв., 140 мин. Телеспектакль. По роману И.Гончарова. В ролях: Олег Табаков (см. ТАБАКОВ Олег Павлович), Михаил Козаков (см. КОЗАКОВ Михаил Михайлович), Лилия Толмачева (см. ТОЛМАЧЕВА Лилия… …   Энциклопедия кино

  • Обыкновенная история (Гончарова) — роман в двух частях. Первое из напечатанных произведений Гончарова. Как и все последующие романы Гончарова, создавалось в течение долгих лет; еще в конце 30 х и начале 40 х г.г. Об. и. была уже известна в кружке Майковых, но только в 1846 г.… …   Словарь литературных типов

  • Обыкновенная история — 1. Разг. Об обычных, привычных, шаблонных житейских ситуациях. /em> От заглавия романа И. А. Гончарова (1847 г.). БМС 1998, 236. 2. Жарг. шк. Шутл. Невыученный урок. Максимов, 283 …   Большой словарь русских поговорок

  • ИСТОРИЯ — Переписывать/ переписать историю. Публ. Неодобр. Пересматривать исторические факты и концепции под углом изменившейся политической, социальной ситуации. Мокиенко 2003, 38. Вечная история. Разг. Неодобр. О постоянно повторяющихся поступках, делах …   Большой словарь русских поговорок


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»