Book: Владимир Иванович Даль «Вакх Сидоров Чайкин, или Рассказ его о собственном своем житье-бытье, за первую половину жизни своей»

Вакх Сидоров Чайкин, или Рассказ его о собственном своем житье-бытье, за первую половину жизни своей

Серия: "-"

Эта повесть также интересна прежде всего воспроизведением в ней различных чисторусских типов. Некоторые из них лишь намечены, характеристики их едва очерчены, но эти типы выхвачены писателем из самой толщи русской жизни и потому волнуют и привлекают. Это и характерный для 40-х годов разночинец Вакх Сидоров Чайкин, и самодур, шут и «великодушный» помещик Иван Яковлевич Шелоумов, который считал, что розгамикрестьян бить – самое святое дело; есть в повести и герой, напоминающий гоголевского помещика Костанжогло, и даже проходимец, торгующий мертвыми душами.

Издательство: "Книга по Требованию" (2011)

ISBN: 978-5-458-03826-3

Купить за 658 руб в My-shop

Владимир Иванович Даль

Владимир Иванович Даль
Дата рождения:

10 (22 ноября) 1801

Место рождения:

посёлок Луганский завод, Екатеринославское наместничество, Российская империя

Дата смерти:

22 сентября (4 октября) 1872 (71 год)

Место смерти:

Москва, Российская империя

Гражданство:

Российская империя

Род деятельности:

врач, лексикограф

Произведения в Викитеке?.

Влади́мир Ива́нович Даль (10 (22) ноября 1801 — 22 сентября (4 октября) 1872) — российский лексикограф, писатель, врач. Автор «Толкового словаря живого великорусского языка».

Содержание

Биография

Владимир Даль родился в посёлке Луганский завод Екатеринославского наместничества. Отец — датчанин Иван Матвеевич Даль, принявший русское подданство, человек многосторонне образованный, лингвист (знал в числе прочего древнееврейский язык), богослов и медик. Мать, Мария Даль, — из обрусевших немцев, дочь переводчицы Марии Ивановны Фрейтаг.

Учёба в Петербурге

С 1814 по 1819 годы Даль учился в Морском кадетском корпусе в Петербурге. Окончив один курс, он несколько лет служил во флоте; вышел в отставку и поступил в дерптский университет, на медицинский факультет. Походная жизнь его, как военного доктора, сталкивала его с жителями разных областей России, и позволяла накапливать материалы для будущего «Толкового Словаря». В 1831 году Даль участвовал в походе против поляков, причём отличился при переправе Ридигера через Вислу у Юзефова. За неимением инженера, Даль навёл мост, защищал его при переправе и затем сам разрушил его. От начальства он получил выговор за неисполнение своих прямых обязанностей, но Николай I наградил его орденом. По окончании войны поступил ординатором в Санкт-Петербургский военносухопутный госпиталь. Однако медицина не удовлетворяла Даля, и он обратился к литературе, причём близко сошёлся с Пушкиным, Жуковским, Крыловым, Гоголем, Языковым, князем Одоевским и другими. Первый опыт («Русские сказки. Пяток первый», СПб. 1832 — пересказ народных сказок) обнаружил уже этнографические наклонности. Книга эта навлекла неприятности на автора. По доносу Булгарина она была запрещена, и Даль взят в Третье отделение, но в тот же день выпущен благодаря заступничеству Жуковского. Тем не менее Даль долго не мог печататься под своим именем.

Оренбург и кончина Пушкина

Семь лет он прослужил в Оренбурге, путешествовал по краю и участвовал в несчастном хивинском походе 1839 года. В конце 1836 года он приезжал в Петербург и здесь присутствовал при трагической кончине Пушкина.

Он участвовал в лечении поэта от смертельной раны, полученной на последней дуэли, вплоть до смерти Пушкина 29 января (11 февраля) 1837 года. Под руководством Н. Ф. Арендта он вёл дневник истории болезни. Позже И. Т. Спасский вместе с Далем проводил вскрытие тела Пушкина, где Даль писал протокол вскрытия.[1]

Всё это время Даль не оставлял и медицины, пристрастившись особенно к офтальмологии и гомеопатии (одна из первых статей в защиту гомеопатии принадлежит Далю: «Современник» 1838, № 12).

Снова в Санкт-Петербурге

В 1834—1839 гг. Даль выпускает свои «Были и небылицы». В 1838 он выбран за свои естественно-исторические работы в член-корреспонденты Императорской академии наук; в 1841 назначен секретарём к Л. А. Перовскому, а потом заведовал (частно) особой канцелярией его, как министра внутренних дел. Вместе с Н. Милютиным составлял и вводил «Городовое положение в СПб.». За это время им напечатаны статьи:

  • «Полтора слова о нынешнем русском языке» («Москвитянин», 1842, I, № 2)
  • «Недовесок» к этой статье (там же, часть V, № 9)
  • брошюры «О скопческой ереси» (1844, редкость (другая записка о законодательстве против скопцов напечатана в «Чтениях общ. ист. и др.» 1872, кн. IV.)
  • повесть «Похождения X.X. Виольдамура и его Аршета» (1844)
  • «Сочинения Казака Луганского» (1846).
Памятная монета Банка России посвящённая 200-летию со дня рождения В. И. Даля
  • «В 40-е годы „по вызову главного начальства над военно-учебными заведениями он написал превосходные учебники ботаники и зоологии. Они высоко ценились и естествоиспытателями, и педагогами“. Так характеризует их биограф Даля А. Мельников-Печерский. Перед нами — учебник зоологии, изданный предположительно в 1847 г. Его отличает живой, образный язык. Под стать текстам 700 иллюстраций, выполненных на высочайшем художественном уровне А. П. Сапожниковым.»[2]
  • Тогда же Даль напечатал ряд повестей и очерков в «Библиотеке для Чтения», «Отечественных Записках», «Москвитянине» и сборнике Башуцкого «Наши», в том числе статьи:
  • «О русских пословицах» («Современник», 1847, кн. 6)
  • «О поверьях, суевериях и предрассудках русского народа» («Иллюстрация», 1845—1846, 2-е изд. СПб., 1880)

Нижний Новгород

В 1849 назначен управляющим нижегородской удельной конторой и прослужил на этом посту, доставившем ему возможность наблюдать разнообразный этнографический материал, до 1859, когда вышел в отставку и поселился в Москве. За это время напечатаны статьи и сочинения:

  • «О наречиях русского языка» («Вестник Императорского Русского Географического Общества», 1852, кн. 6; перепечатана в «Толковом Словаре»)
  • «Матросские досуги», написанные по поручению князя Константина Николаевича (СПб., 1853)
  • «В Нижнем Новгороде завершена его многолетняя работа „Сборник пословиц“. В 1853 г. цензура запрещает печатать сборник, и много повидавший в жизни, иногда слишком прямолинейный, а иногда и политично уступчивый Владимир Иванович начертал на титуле книги „Пословица не судима“. Только в 1862 г. бесценное издание, любимое детище Даля — этнографическая энциклопедия русской жизни — представлено читателю в своем первозданном виде.»[2]
  • ряд статей о вреде одной грамотности без просвещения («Русская Беседа», 1856, кн. III; «Отечественные Записки», 1857, кн. II; «СПб. Вед.», 1857 № 245)
  • целая серия очерков (100) из русской жизни (отдельное издание «Картины из русского быта», СПб., 1861)

В Нижнем приготовил к изданию свои «Пословицы» и довёл обработку словаря до буквы П. Вскоре после переселения в Москву, начал выходить

  • «Толковый словарь» (1-е изд. 1861 − 68; второе изд. СПб. 1880 − 82)

и напечатан другой капитальный труд всей жизни:

  • «Пословицы русского народа» (М., 1862; 2 изд. СПб., 1879).

За это время появились в печати сочинения и статьи Даля;

  • «Полное собрание сочинений» (СПб., 1861;:2 изд. СПб., 1878 − 1884)
  • «Повести» (Спб., 1861)
  • «Солдатские досуги» (2 изд. СПб., 1861)
  • «Два сорока бывальщинок для крестьян» (СПб., 1862)
  • записка о русском словаре («Русская Беседа», 1860, № 1)
  • полемика с Погодиным об иностранных словах и русском правописании («Русский», 1868, № 25, 31, 39, 41)

Собранные песни отдал Киреевскому, сказки — Афанасьеву. Богатое, лучшее в то время собрание лубочных картин Даля поступило в Имп. публ. библиотеку и вошло впоследствии в издания Ровинского.

Умер Даль в Москве 22 сентября (4 октября) 1872 г. Похоронен на Ваганьковском кладбище.

Адреса, связанные с именем Даля в Санкт-Петербурге

1841—лето 1849 года — домовая Благовещенская церковь Министерства внутренних дел — Александринская площадь, 11.

Оценки творчества В.Даля

Могила В. И. Даля и его супруги Е. Л. Даль на Ваганьковском кладбище в Москве

Фрагмент статьи о В.Дале из книги Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. Энциклопедический Словарь

«Ни морской корпус, ни медицинский факультет не могли дать Далю надлежащей научной подготовки, и он до конца дней остался дилетантом-самоучкой. На свой настоящий путь Даль попал чисто инстинктивно, и собирание материалов у него шло сначала без всяких определённых научных целей. Только личные отношения к писателям пушкинской эпохи, а также к московским славянофилам, помогли ему сознать своё настоящее призвание и поставили определённые цели деятельности.

Его словарь, памятник огромной личной энергии, трудолюбия и настойчивости, ценен лишь как богатое собрание сырого материала, лексического и этнографического (различные объяснения обрядов, поверий, предметов культуры и т.д.), к сожалению, не всегда достоверного. Даль не мог понять (см. его полемику с А. Н. Пыпиным в конце IV т. Словаря), что ссылки на одно „русское ухо“, на „дух языка“, „на мир, на всю Русь“, при невозможности доказать, „были ли в печати, кем и где говорились“ слова в роде пособ, пособка (от пособить), колоземица, казотка, глазоем и т.д., ничего не доказывают и ценности материала не возвышают. Характеристичны слова самого Даля: „с грамматикой я искони был в каком-то разладе, не умея применять её к нашему языку и чуждаясь её не столько по рассудку, сколько по какому-то тёмному чувству, чтобы она не сбила с толку“ и т.д. (напутное слово к Словарю).

Этот разлад с грамматикой не мог не сказаться на его Словаре, расположенном по этимологической системе „гнезд“, разумной в основе, но оказавшейся не по силам Далю. Из-за этого у него „дышло“ (заимствованное из нем. Deichsel) стоит в связи с дыхать, дышать, „простор“ — с „простой“ и т.д. Тем не менее, Словарь Даля до сих пор является единственным и драгоценным пособием для каждого занимающегося русским языком. Даль один из первых занимался также русской диалектологией и был превосходным практическим знатоком русских говоров, умевшим по двум-трём сказанным словам определить местожительство говорящего, но никогда не мог воспользоваться этим знанием и дать научную характеристику знакомых ему диалектических особенностей. Как писатель-беллетрист Даль теперь почти совсем забыт, хотя в своё время высоко ставился такими ценителями, как В. Г. Белинский, И. С. Тургенев и др.

Многочисленные повести и рассказы его страдают отсутствием настоящего художественного творчества, глубокого чувства и широкого взгляда на народ и жизнь. Дальше бытовых картинок, схваченных на лету анекдотов, рассказанных своеобразным языком, бойко, живо, с известным юмором, иногда впадающим в манерность и прибауточность, Даль не пошёл, и главная заслуга его в этой области заключается в широком пользовании этнографическим материалом. Своей этнографической ценности некоторые очерки Даля не утратили до сих пор.» (автор статьи о В.Дале в «Энциклопедическом словаре» — С.Булич).

Основные произведения

Русские сказки из предания народного…

Толковый словарь живого великорусского языка

«Толковый словарь» — главное детище Даля, труд по которому его знает всякий, кто интересуется русским языком.

«Когда толковый словарь живого великорусского языка был собран и обработан до буквы „П“, Даль решил уйти в отставку и посвятить себя работе над словарем. В 1859 г. он поселяется в Москве на Пресне в доме, построенном историографом князем Щербатовым, написавшим „Историю Российского государства“. В этом доме прошел заключительный этап работы над словарем, до сих пор непревзойденным по своему объему. Две цитаты, определяющие задачи, которые поставил перед собой Владимир Даль: „Живой народный язык, сберегший в жизненной свежести дух, который придает языку стройность, силу, ясность, целость и красоту, должен послужить источником и сокровищницей для развития образованной русской речи“. „Общие определения слов и самых предметов и понятий — дело почти не исполнимое и притом бесполезное. Оно тем мудренее, чем предмет проще, обиходнее. Передача и объяснение одного слова другим, а тем паче десятком других, конечно, вразумительнее всякого определения, а примеры еще более поясняют дело“. Великая цель, исполнению которой было отдано 53 года, достигнута. Вот что написал Котляревский о словаре: „…и русская наука, словесность, все общество будут иметь памятник, достойный величия народа, будут вполне обладать произведением, которое составит предмет нашей гордости“.»[2]

В 1861 за первые выпуски «Словаря» получил константиновскую медаль от Императорского географического общества, в 1868 г. выбран в почётные члены Императорской академии наук, а по выходе в свет всего словаря удостоен ломоносовской премии.

«Записка о ритуальных убийствах»

Основная статья: Кровавый навет на евреев

Анонимное «Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их» (1844 г.) было издано тиражом в 10 экземпляров, для внутреннего пользования Министерства (Оно было в дальнейшем переиздано в 1913 г. под названием "Записка о ритуальных убийствах" с именем Владимира Даля в качестве автора).[1]

В том же 1844 году вышло тиражом 100 экземпляров неаутентичное анонимное издание „Сведения об убийствах евреями христиан для добывания крови“, перепечатанное в 1878 году журналом „Гражданин“ (№№ 23-28). Редакция сообщила, что это сочинение тайного советника Скрипицына, директора Департамента духовных дел иностранных исповеданий [2], исполнившему эту работу „по распоряжению министра внутренних дел, графа Перовского для представления Государю Императору Николаю I, наследнику цесаревичу, великим князьям и членам Государственного Совета“ [3]. Основная работа Валерия Скрипицына была связана с отношением с римско-католической церковью [4] и не была связана с уголовным розыском.

Соґласно американскому публицисту Семёну Резнику (бывшему редактору ЖЗЛ), в статье »Кровавый навет в России»),[3] подлинным автором «Записки» является директор департамента иностранных исповеданий В.В. Скрипицын,, что подтверждается тектологическим анализом, а напечатан и приписан Далю этот труд оказался лишь в 1913 году, «в преддверии дела Бейлиса».

Международное признание

  • 2001 год в честь 200-летия со дня рождения В. И. Даля, ЮНЕСКО объявил годом В. И. Даля.

Музей В. И. Даля в Луганске

В Луганске, на родине Владимира Даля, в память о выдающемся человеке создан Литературный музей В. И. Даля. Научным сотрудникам музея удалось собрать в полном объеме прижизненные издания литературных произведений В. И. Даля. Музей рассказывает о личности В. И. Даля в контексте эпохи, рассказывает о современниках Даля — А. С. Пушкине, Т. Г. Шевченко, Н. В. Гоголе, Н. И. Пирогове.

Дом-музей В. И. Даля в Москве

Открыт в 1986 году.

Примечания

  1. соб. корр. «Труда» Цыганкова Светлана со ссылкой на доктора медицинских наук, профессора Петрозаводского государственного университета Игоря Григовича После дуэли правильно ли лечили Пушкина? // Газета «Труд» : Газета. — Петрозаводск: 2003. — Т. 22 марта. — № 052.
  2. 1 2 3 Владимир Спектор. Как авоська веревку вила / Еженедельник «2000», № 5 (352) 2 — 8 февраля 2007 г.
  3. Статья Резника была опубликована журналом «Вестник» в № 26 (233) от 21 декабря 1999 г.

Литература

Сочинения

  • Цыганка. (1830)
  • Русские сказки из предания народного изустного на грамоту гражданскую переложенные, к быту житейскому приноровленные и поговорками ходячими разукрашенные Казаком Владимиром Луганским. Пяток первый. (1832)
  • Исследование о скопческой ереси. (1844)
  • Картины из русского быта (1848)
  • Пословицы русского народа. (1862)
  • Толковый словарь живого великорусского языка (первое издание — 1867)

Ссылки

Словарь Даля, электронное издание ЭТС

См. также

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Источник: Владимир Иванович Даль

Другие книги схожей тематики:

АвторКнигаОписаниеГодЦенаТип книги
Владимир Иванович ДальВакх Сидоров Чайкин, или Рассказ его о собственном своем житье-бытье, за первую половину жизни своейЭта повесть также интересна прежде всего воспроизведением в ней различных чисторусских типов. Некоторые из них лишь намечены, характеристики их едва очерчены, но эти типы выхвачены писателем из самой… — Книга по Требованию, - Подробнее...2011
658бумажная книга
Владимир Иванович ДальВакх Сидоров Чайкин, или Рассказ его о собственном своем житье-бытье, за первую половину жизни своейЭта повесть также интересна прежде всего воспроизведением в ней различных чисто русских типов. Некоторые из них лишь намечены, характеристики их едва очерчены, ноэти типы выхвачены писателем из самой… — Книга по Требованию, Подробнее...2011
740бумажная книга
Даль Владимир ИвановичСобрание сочинений в 8 томахИмя Владимира Ивановича Даля(1801-1872) известно благодаря "Толковому словарю живого великорусского языка", который стал главным детищем автора. Однако Даль был не только филологом, лексикографом и… — Книговек, Многотомные издания Подробнее...2017
4536бумажная книга
Даль В.В. И. Даль. Собрание сочинений (количество томов: 8)Книга 1 В первый том Собрания сочинений вошли наполненные бытописанием повести "Павел Алексеевич Игривый", "Отец с сыном", "Гофманская капля", "Савелий Граб, или Двойник" и др. Том дополнен… — Терра, Книговек, Собрание сочинений Подробнее...2017
3944бумажная книга

Share the article and excerpts

Direct link
Do a right-click on the link above
and select “Copy Link”

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.