Книга: Алехо Карпентьер «Превратности метода»

Превратности метода

Роман крупнейшего кубинского писателя Алехо Карпентьера - произведение своеобразное, написанное в жанре классического плутовского романа,- повествует о политической жизни Латинской Америки последних десятилетий нашего века (заключительная глава романа называется "1972" ). В центре произведения - две противоборствующие фигуры:Глава Нации, собирательный образ латиноамериканского диктатора, и Студент, воплощающий в себе лучшие черты молодых борцов за независимость Латинской Америки.

Издательство: "Прогресс" (1987)

Формат: 84x108/32, 334 стр.

Купить за 470 руб на Озоне

Отзывы о книге:



Великий латиноамериканский антидиктаторский роман начал свое триумфальное шествие по книжным полкам всего мира еще в начале 30-х ХХ века. Первой ласточкой – да нет, что там – альбатросом, буревестником! – был «Сеньор президент» гватемальца Мигеля Анхеля Астуриаса. Однако чуть раньше увидел свет небольшой памфлет «Портрет диктатора» молодого кубинского журналиста, музыковеда и архитектора Алехо Карпентьера. Сатирическая эта миниатюра была оперативно переведена на русский и включена в вышедший в 1934 году в Харькове сборник произведений южноамериканских авторов (предивная, к слову, книжица, по счастливой случайности оказавшаяся и в моей домашней библиотеке: «Пучина» Хосе Эустасио Риверы, «Вольфрам» Сесара Вальехо…). А спустя почти полвека, в середине 70-х литературу потряс великолепный триптих в составе романов «Превратности метода» все того же Карпентьера, «Я, верховный» парагвайца Аугусто Роа Бастоса и, наконец, «Осень патриарха» колумбийца Габриэля Гарсиа Маркеса. Синхронное и слаженное это художественное выступление – своего рода флэш-моб знаменитейших прозаиков своего времени – стало своеобразным ответом на вызов, брошенный всему разумному, доброму, вечному военными хунтами в Аргентине и Чили, пришедшими к власти в результате осуществленных не без помощи великого северного соседа госпереворотов. Количество текстов, как водится, переросло в качество и позволило довольно потирающим руки литературоведам выделить антидиктаторскую прозу в качестве самостоятельного литературного явления, соорудив непременную иерархическую пирамиду (ибо были у триптиха предтечи – каудильизм в Латинской Америке не вчера родился, немедленно появились и до сих пор продолжают появляться на свет и многочисленные отблески, отголоски и подражания). На вершину же были водружены – как бы венчая собой надежную четырехгранную основу сооружения – все четыре вышеупомянутых романа, признанные равновеликими. Позволю себе однако выделить среди них один, наиболее, на мой взгляд, значительный. Таковым – при всем уважении к прочим авторам (двое из которых, прочим между, были удостоены Нобелевской премии по литературе) – считаю роман Алехо Карпентьера «Превратности метода». В отличие от образной драматургии Астуриаса, социальной заостренности Роа Бастоса и насыщенной, насквозь пронизанной поэзией Рубена Дарио мифологичностью Гарсиа Маркеса метод кубинца кажется, на первый взгляд, излишне сухим. Слова его идут не от сердца, но словно бы исключительно от ума. Недаром и само название книги, и все приведенные в ней эпиграфы обязаны своим происхождением философу-дуалисту Рене Декарту – прежде всего, его «Рассуждению о методе». Некоторые из сентенций сего ученейшего мужа так и хочется взять на карандаш или сделать девизом на своем фамильном гербе. К примеру: «Всегда гораздо безопасней защищаться, чем бежать». Или вот эта, как бы в пику предыдущей: «Если стороны в схватке совсем не равны, то лучше предпочесть достойное отступление либо оставить игру, нежели подвергать себя несомненной гибели». Чем не кладезь житейской мудрости? Из всех способностей человеческой души французский мыслитель на первое место выдвигал волю тою же движущей силой влеком и главный герой романа – безымянный президент безымянного государства, выступающий в книге под титулом «Глава Нации». Именно его несокрушимая воля ведет народ неназванной страны, в коей легко угадываются черты практически всех латиноамериканских стран, к процветанию и погибели одновременно. Ибо наряду с такими привычными мотивами как честолюбие и алчность, руководствуется наш анонимный патриарх практически сплошь благими помыслами, временами граничащими с альтруизмом. Право же, даже героям Николая Гавриловича Чернышевского не в чем было бы упрекнуть этого немолодого и крайне одинокого сеньора: столь часто и столь рьяно стремится он хранить верность золотому принципу «живи сам и дай жить другим». Подобно арктическому ледоколу шествует он по своему форватеру, круша большие и малые айсберги чужих воль, осмелившихся встать на его пути. А что делать? Выбор невелик: либо ты атомоход «Ленин», либо «Титаник». Тем не менее он готов протянуть руку дружбы даже самому злейшему врагу – фанатику-марксисту, обозначенному в книге просто как «Студент». И даже в случае отказа от сотрудничества, кровавый сатрап, эксплуататор трудового народа готов взамен каменного мешка, пыток и, наконец, пули в затылок предоставить своему визави возможность почетной ссылки в Париж с небольшим, но стабильным содержанием за счет государства. Представляете, Госдеп начнет ссылать моджахедов в Мекку, да еще и деньгами их при этом снабжать? Впрочем, он это уже проделывал однажды. И получил в знак особой признательности 11 сентября. В глубине души своей Глава Нации оказывается не только филантропом, но еще и мечтателем-поэтом. Он вообще гораздо тоньше и сложнее, чем его собратья из других романов контртиранической направленности. Куда, скажем, до него грубоватому, жестокому и похотливому салдафону-мачо из «Осени патриарха»? Не походит он и на карикатурные изображения латиноамериканских диктаторов из советского журнала «Крокодил» - этаких чванливых и корыстолюбивых марионеток-лизоблюдов всемогущего Госдепа США. Нет, Глава Нации вполне самостоятельный политик-реалист, прекрасно осознающий границы своих возможностей и ближайшие последствия своих действий. Тщеславие его не простирается дальше образа просвещенного монарха в глазах тех, кого он по-настоящему уважает – писателей, ученых – словом, людей воистину достойных. Для этого он и пытается всячески потрафить тем, кого ни достойными, ни равными себе отнюдь не считает. И стоит ему воздвигнуть очередной алтарь во славу отечества, очередной зиккурат во имя всеобщего счастья, как пресловутая чернь платит ему самой, что ни на есть, черной неблагодарностью. Любая его поблажка, любая вольность или иное благодеяние немедленно приводят к военному мятежу или взрыву в ванной комнате президентской резиденции. Сеньору президенту не позавидуешь, однако он не из тех, кто с готовностью воздевает руки, моля о пощаде. Нет, этот хищник в мантии короля-просветителя всегда падает на свои четыре – причем, отнюдь не на четвереньки. У него девять жизней в запасе, изощренный ум, да еще и способность вдохновенно импровизировать в критический момент – мановением руки поворачивать ситуацию в нужную для себя сторону. Не скулеж побитого пса услышит опьяневшая от вседозволенности толпа, но яростный рык подраненного и оттого вдесятеро более опасного леопарда. Вот тут и заканчиваются игры в либерализм и времена просвещенной монархии. Благие намеренья патриарха приводят туда, куда и должны были: к террору, насилию, унижению, разрушению, опустошению и гибели. Потоки крови смывают внешний лоск, и обнажается самая звериная суть деспотии. Суть, которая ужасает не только деятелей науки и искусств, некогда благосклонно принимавших его дары и почитание, но и тех, кто, собственно, его породил, привел к власти и всегда поддерживал, готовый в случае необходимости на самые дружественные – в лучших своих традициях – жесты. Вплоть до десанта морской пехоты и временной – на неограниченный срок – оккупации страны. Но главное слово принадлежит народу, который, впрочем, как ему и положено, безмолвствует, однако именно молчанием своим превращает свирепого хищника в трусливого грызуна, бегущего – вот уж воистину ирония судьбы! – не с корабля, но на корабле под звездно-полосатым, разумеется, флагом. С тем, чтобы уступить место следующему ставленнику Госдепа, собственной воли не имеющему и, значит, более удобному. О чем забыл упомянуть, так это о самой форме романа, которая – как всегда у Карпентьера (тут не могу не согласиться с Марио Варгасом Льосой – см. его «Письма молодому романисту») – безупречна и великолепна. То, что начинается как академический философский трактат и политический детектив, постепенно – не утрачивая первичного направления – расцветает как барочная симфония, сюрреалистический коктейль из реальности и вымысла, сна и яви, воспоминаний и предвидений. Являясь одним из отцов-основателей магического реализма, Алехо Карпентьер и в самом злободневном своем романе отстаивает права порожденного им жанра на существование, на его аутентичность реалиям Латинской Америки. Недаром его герой в сердцах восклицает: «Хватит с меня мифов. Ничто так не разносится по этому континенту, как мифы». Но вопль этот оказывается запоздалым и тщетным: чудесная действительность мира, владыкой которого он себя мнил, уже смяла его и выбросила – раздробила на осколки, стерла и выветрила из памяти тех, кем он повелевал, но замечать которых он считал ниже своего достоинства. О параллелях между событиями романа и текущей (куда? that is the question) ситуацией в нашей стране даже и думать как-то не хочется – не то, что говорить. Недавно попалось в нете упоминание, будто бы прочел эту книгу наш высокорейтинговый гарант. И захотелось мне пропеть вослед за чрезвычайно мною любимой нижегородской панк-группой «Чёрный культпросвет»: «Э, молодой палеонтолог, ничего-то ты не понял!». PS. Перелистнув последнюю страницу, закрыв книгу, смотрю на часы. Потом – на календарь. Уже утро. Сегодня 26 декабря 2014 года. Со дня рождения кубинского писателя Алехо Карпентьера минуло ровно 110 лет.

Померанцев Дмитрий, 40 лет, Нижний Новгород



Почему не перездают Карпентьера сегодня, для меня остается загадкой! Талантливейший писатель, потрясающие произведения, увлекающий слог! Роман "Превратности метода" рассказывает о социо-культурных и политических особенностях развития Латинской Америки, которая обрела независимость, но в силу своей молодости тяжело справлялась с поставленными перед ней задачами. Отсюда диктатуры, подражание Европе и, как итог, признание собственной уникальности, непохожести на западную культуру с ее декартовскими лозунгами.

Elena, 23 года

Другие книги схожей тематики:

АвторКнигаОписаниеГодЦенаТип книги
Алехо КарпентьерПревратности методаВ романе `Превратности метода` выдающийся кубинский писатель Алехо Карпентьер (1904 - 1980) сатирически отражает многие события жизни Латинской Америки последних десятилетий — Молодая гвардия, (формат: 84x108/32, 336 стр.) Библиотека кубинской литературы Подробнее...1978
330бумажная книга
Алехо КарпентьерПревратности методаВ романе ПРЕВРАТНОСТИ МЕТОДА выдающийся кубинский писатель Алехо Карпентьер сатирически отражает многие события жизни Латинской Америки последних десятилетий — Молодая гвардия, (формат: 145x215, 336 стр.) Библиотека кубинской литературы Подробнее...1978
330бумажная книга
Алехо КарпентьерПревратности методаВ романе "Превратности метода" выдающийся кубинский писатель Алехо Карпентьер сатирически отражает многие события жизни Латинской Америки последних десятилетий — Правда, (формат: 84x108/32, 368 стр.) Подробнее...1985
330бумажная книга
Алехо КарпентьерПревратности методаРоман крупнейшего кубинского писателя Алехо Карпентьера - произведение своеобразное, написанное в жанре классического плутовского романа,- повествует о политической жизни Латинской Америки последних… — Прогресс, (формат: 84x108/32, 334 стр.) Подробнее...1987
470бумажная книга
Людмила БулавкаСоциалистический реализм. Превратности метода. Философский дискурсКаким виделся человек и мир через призму основного метода советской художественной культуры - социалистического реализма? Какова суть этого метода, который сегодня принято толковать главным образом… — Культурная Революция, (формат: 84x108/32, 272 стр.) Aestetica Подробнее...2007
158бумажная книга
Людмила БулавкаСоциалистический реализм. Превратности метода. Философский дискурсКаким виделся человек и мир через призму основного метода советской художественной культуры - социалистического реализма? Какова суть этого метода, который сегодня принято толковать главным образом… — Культурная Революция, (формат: 84x108/32, 272 стр.) Aestetica Подробнее...2007
230бумажная книга
Людмила БулавкаСоциалистический реализм. Превратности метода. Философский дискурсКаким виделся человек и мир через призму основного метода советской художественной культуры - социалистического реализма? Какова суть этого метода, который сегодня принято толковать главным образом… — Культурная Революция, (формат: 84x108/32, 272 стр.) Aestetica Подробнее...2007
240бумажная книга
Библиотека кубинской литературы (комплект из 5 книг)В настоящий комплект вошли наиболее значительные произведения современной кубинской поэзии и прозы, уходящей корнями в народное творчество и тесно связанной с революционными традициями. Содержание… — (формат: 84x108/32, 272 стр.) Подробнее...
563бумажная книга

См. также в других словарях:

  • Карпентьер, Алехо — Алехо Карпентьер Alejo Carpentier Имя при рождении …   Википедия

  • Карпентьер — Карпентьер, Алехо Алехо Карпентьер Alejo Carpentier Имя при рождении: Alejo Carpentier y Valmont Дата рождения …   Википедия

  • Карпентьер А. — Алехо Карпентьер Alejo Carpentier Имя при рождении: Alejo Carpentier y Valmont Дата рождения: 16 декабря 1904(19041216) Место рождения: Лозанна …   Википедия

  • Карпентьер Алехо — Алехо Карпентьер Alejo Carpentier Имя при рождении: Alejo Carpentier y Valmont Дата рождения: 16 декабря 1904(19041216) Место рождения: Лозанна …   Википедия

  • Карпентьер Алехо — А. Карпентьер. Карпентьер Алехо, Карпентьер Вальмонт (Carpentier Valmont) (р. 1904), кубинский писатель, дипломат, общественный деятель. В 20 е гг. входил в «группу меньшинства» (см. Куба. Литература). Принимал участие в борьбе против диктатуры X …   Энциклопедический справочник «Латинская Америка»

  • КАРПЕНТЬЕР (Carpentier) Алехо — (1904 80) кубинский писатель. Реалистические романы Экуэ Ямба о (1933), Потерянные следы (1953), Век Просвещения (1962), Превратности метода (1974) показывают судьбу Латинской Америки в связи с историей всего человечества. Роман Весна священная… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Карпентьер Алехо — (Carpentier) (1904 1980), кубинский писатель. В романе «Царство земное» (1949), «Век Просвещения» (1962), «Весна священная» (1978), развивающем сюжетно образную символику балета И. Ф. Стравинского, повестях («Концерт барокко», 1975)  вера в… …   Энциклопедический словарь

  • Кюни, Ален — Ален Кюни Alain Cuny Имя при рождении: Рене Ксавье Мари Дата рождения: 12 июля 1908(1908 07 12) Место рожден …   Википедия

  • Литтин, Мигель — Мигель Литтин Miguel Littín Имя при рождении: Мигель Эрнесто Литтин Кукумидес Дата рождения: 9 августа 1942(1942 08 09) (70 лет) …   Википедия

  • Пружинин, Борис Исаевич — Пружинин Борис Исаевич Дата рождения: 1 декабря 1944(1944 12 01) (68 лет) Место рождения: Москва, СССР Страна …   Википедия

  • Ален Кюни — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Кюни. Ален Кюни Alain Cuny Имя при рождении: Рене Ксавье Мари Дата рождения: 12 июля 1908( …   Википедия


We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.