Электронная книга: Анатолий Андреев «Девять»

Девять

«Девять» – одиннадцатый роман Анатолия Андреева. Отличительной особенностью романа, который имеет подзаголовок «Утопический роман об антиутопии», является его необычная структура. Отражая принцип «все связано со всем», роман становится моделью сознания, моделью ДНК, моделью Вселенной, наконец. Смыслы романа могут прочитываться совершено по-разному – в зависимости от контекста, который выстроит читатель. «Девять» – представляет собой роман-исследование духовных возможностей человека. Главные действующие лица – разум личности, противостоящий развитому интеллекту. Может ли человек, победить самого себя? Может ли человек не воевать с самим собой? Вот в чем вопросы. Психологизм, стихия интеллектуальной игры, фантасмагория, мистика в сочетании с жесточайшим реализмом, сюжетная многомерность создают особый поэтический сплав, что делает роман «Девять» совершенно уникальным в творчестве Андреева.

Издательство: "Автор" (2012)

Категории:

ISBN: 978-5-457-09196-2

Характеристики

Форматы:
Возраст: 16

электронная книга (fb2, fb3, epub, mobi, pdf, html, pdb, lit, doc, rtf, txt)

Цена: 69.9 руб

Подробнее и скачать

Ознакомительный отрывок книги:

Художественная литература

    Художественная литература – это пустота, ибо она воплощает то, чего нет – химеры…

   Барон резко сменил положение в кресле. Он уже почти клокотал, ибо я уязвил его во что-то тайное. Нажал на какое-то сцепление нейронов. Я выдержал паузу. Возражений не последовало.

   – Всю жизнь служить химерам. Забавно, – подлил я маслица в огонь.

   Молчание.

   – Вот почему все великие художники, как один, приходят к великому разочарованию. К пустоте…

   – Не знаю, куда ты клонишь, но я с тобой согласен, – заговорил Барон д`Огород, обращаясь к развешенным на стенах картинам, среди которых видное место занимал портрет обнаженного маркиза де Сада. – Я скажу так: каждый должен пройти испытание миражами литературы. Вот хоть бы я… Прошел. Имею повесть в багаже. И еще кое-что. Имею право сказать: не морочьте мне голову. Да я один, моя осмысленная жизнь, хочу я сказать, стою всей великой русской литературы – в отношении культурного результата.

   – Если не понимаешь этого механизма, – продолжал я как ни в чем ни бывало, – то носишься с собой, как дурень с писаной торбой. «Я гений, гений я…» Как только поймешь… Что происходит, если осознать этот тайный механизм? А, Барон?

   Я тебе скажу. Не хочешь слышать – закрой уши. Все культурные стимулы жить выключаются. Обман, сладкий обман раскрывается, перестает быть сладким. Культура, творчество не охраняют больше жизнь, не будоражат больше кровь.

   Что же остается бедному человеку?

   Барон сначала заёрзал, а потом вскочил – но рта не раскрывал.

   Я сделал паузу, наслаждаясь своей властью над ним.

   – Натура, Барон, – сказал я, наконец, тихим голосом. – Тело. Инстинкты. Тело никогда не обманывает, никогда.

   – Вот! – завопил он. – А я о чем! Бросишь камень в меня, в подлеца-человека, – попадешь в жизнь! Во всех людей! В каждого! В тебя, Плато! Клянусь шайтаном! Понимаешь, Плиний Старший?

   Получалось, что он объяснил мне то, что я ему только что растолковал.

   Это было мне знакомо. Это входило в мои планы. Более того, это было неписанным условием нашей игры (к которой он относился куда серьёзнее, чем я).

   – Кажется, понимаю, – сказал я, не собираясь цеплять на себя гримасу, сопровождающую мои эвристические пассажи (Барон смотрел не на меня, а в себя). – Я даже больше скажу: несчастному человеку кажется, что кайф от культуры несопоставим с кайфом, который получаешь от натуры…

   – Вот! – утробно рявкнул Веня (Марсик, привыкший к резким переменам климата в этой географической точке вселенной, метнулся, от греха подальше, из-под стола за диван). – Вот, вот, вот… Задачу понял? Найди мне, Плиний, такой культурный стимул, который перекрыл бы стимул натуральный. Давай, отыщи. Вот тогда мы с тобой мир на уши поставим. Всех раком пере…ём. Жестко. Раздвинем оба полушария – и вставим.

   «Все просто, – подумал я. – Этот стимул – любовь. И не надо так грубо. Всё произойдёт по взаимному согласию».

   Но сказал при этом совсем иное:

   – Да, задал ты мне задачку… Это ведь все равно, что отыскать философский камень. Надо пораскинуть мозгами.

   – Пораскинь, пораскинь, Скарабей… Нарой свой камень, удиви Веню. Хотя, боюсь, всю мудрость веков мы с Марсиком осилили экстерном в экзист-школе: самая великая культурная ценность – это натура… Это осмелился провозгласить великий маркиз де Сад, и это не детсад. Это целый огород. Ха-ха! Но ты попробуй. А вдруг? Великие, но недостижимые, цели иногда рождают великие реальные результаты – хотя и совсем не те, на которые рассчитывали. Ищи Индию – авось, Америку откроешь.

   – Нет, Веня, не Америку, а как минимум иную галактику. Где яблоки падают не вниз…

   – А вверх!

   – Нет, Веня, не вверх, а …

   – В сторону!

   – Нет, Веня, не в сторону; там яблоки падают вообще не по земной логике; они могут «падать» в себя, например…

   На сей раз Веня не пытался опередить меня.

   У меня отлегло от сердца: кажется, в этот раз я справился со своей задачей.

   Странно: следующий логический ход – «если я, Платон, достигну результата, то не поздоровится ведь именно тебе, Барон, ибо твоя великолепно оборудованная жизнь пойдет под хвост Марсику» – почему-то не пришел в голову Вене. А я даже был уверен, что и не придет. Потому что он был уверен в том, что я неправ (вот он, решающий довод натуры: верра!) – но ему льстило, что он на честном турнире в чистом поле одолеет умного, напичканного философской культурой мужика. А потом с чистой совестью, «по-культурному», так сказать, – свинца ему (мне, вот что печально) в глотку. За это он готов был выложить деньги. В сущности, ради своего удовольствия.

   Материальным же доказательством моей теории могла стать только моя прожитая жизнь. Как иначе можно было обнаружить и показать в действии культурный стимул? Но именно Веня и не должен был ничего знать об этом: он ведь был уверен, что все дело в теории, в умных разговорах. И теории он не боялся. А вот жизни, где он чувствовал себя королем Людоедовиком, отчего-то побаивался…

   Барон заговорил уже не так пылко, но все же с огоньком.

   – Мы с Мишкой-полковником любим баб, но по-разному: он любит их, словно медведь кусок мяса, он, сопящая фабрика сексуальных грез и фантазий, воспринимает женщин как нагромождение пухлых форм, в центре которых законспирирована полая кишка, счастливо предназначенная для закачивания в нее спермы. В моем же представлении эти таинственные кожаные чулки, то бишь, сладкие недра, притаившиеся в жопе или в промежности, являются способом отрицания Толстого и Достоевского. И тебя, Плиний, только без обид. М…да – это символ сверхкультуры и одновременно ее пароль. Я их е…у – и получаю колоссальное культурное удовлетворение. К мандатым почтения нету! Мое почтение, Владимир Владимирович. Бабы лишены самосознания: это бабочки с пи…ой, которые летят на свечу моего х…я.

   Вот почему я е…у их только в жопу: это глубоко культурная акция, которая состоит из фрикций. Трахаю их до тех пор, пока из их белых попок коричневая жижа не польется. Вот это мне нравится, вот это правильно, вот это закон жизни. Это по-честному. Без обмана. Любая святая мадонна – всего лишь вонючая самка. Я люблю добираться до сути, а суть женщины – говно.

   Вот ты говоришь, деньги, деньги… А причем здесь деньги? Это вовсе не денежные знаки; это знаки реализации моей природной, то бишь культурной мощи. Деньги – это символ силы. Понимаешь? Любая баба, как только узнает, насколько я богат, кончает моментально. Оргазм наступает у самых фригидных. А ты говоришь…

   Я чувствую себя венцом вселенной, я, а ты, Плиний, несколько мешаешь мне наслаждаться этим космическим чувством. Ты как заноза в заднице. Думаю, в конце концов, именно ты поможешь мне увеличить наслаждение до возможных на Земле, здесь и сейчас, пределов. За дело, камрад. Даю тебе девять лет. И не надо огород городить!

   – Почему девять? Это великое социальное ноу-хау. Мне потребуется хотя бы жизнь одного поколения.

   – Ничего не знаю. Девять – и точка. Ждать я не умею. Желаю все и сразу. Твоя долгая жизнь растянется аж на целых девять лет. Все вопросы к моей божественной интуиции. Я, экстрасенс класса А, имеющий чёрный пояс и девятый дан, – повелеваю. Ю маст ноу, как сделать ноу-хау. Бюджет – девять миллионов евро в год. За девять лет и девяносто миллионов (с учетом уже вложенного) можно перевернуть весь духовный мир, если этот мир, конечно, существует. Ровно через девять лет эта лавочка, если она, конечно, не начнет приносить прибыли, закрывается. Время пошло. Отсчет с девяти вечера девятого сентября сего года…

   И давай начистоту… Ты ничем не рискуешь – а это в корне неправильно. Вся наша цивилизация против такого паразитарного подхода. Все должны рисковать, если они хотят добиться результата. Заключим-ка мы пари, как деловые люди. Не добудешь культурной ценности, без которой, как ты уверен, уже невозможна сама жизнь и которая приносит кайф, «обостряющий все наслаждения жизни до пределов немыслимых» (цитирую тебя), я отымею твою Алису в жопу у тебя на глазах. И это будет торжество духа над плотью, ибо плоть и станет духом. Это будет символическим актом, который перевернёт представления о человеке. А примешь мою веру, приходи со своей верной подругой хоть завтра: моя победа мне дешевле обойдется. Будем с тобой одномандатники. Только не надо мне втирать о новоязычниках, козлах из кустов и прочей лабуде. Все это хилое мудачьё. Они Толстого не читали. Просто хотят потрахаться и посылают на х… культурные табу – то, о чем представления не имеют. Для них торжество плоти не есть торжество духа, это бездарное блядство – карикатура на мою жизнь и философию.

   С ответом не тороплю. До завтрашнего утра.

   Последние три слова я произнес про себя раньше, чем услышал их от Вени. Стиль его юмора я знал уже лучше, чем он сам.

   – А дай-ка мне таблеточку, – попросил я, нарушая клятву, данную себе же.

   – Вот это по-нашему, это гораздо ближе к истине, – сказал Веня, изучая меня глазами.

   В этот момент в комнату вошла девица в коротком халатике. Веня щелкнул пальцами – и халат с нее как ветром сдуло. Не стесняясь моим присутствием, Веня разоблачился столь же быстро. Я увидел то, что видел уже много раз. Вот вам портрет Вени Гербицита (подпольная кличка Фантомас, он же Барон д`Огород, он же Герби, Великий Диктатор, Босс, Маркиз, Адольф, Вензель, Хозяин – кличек у него было немало, что-то около девяти; причем в разные периоды его жизни, которые начинались и заканчивались у него совершенно загадочно для непосвященного, он предпочитал разные, всякий раз другие имена, которые, впрочем, придумывал не сам; неудивительно, что люди путались и со страху называли его как бог на душу положит, все больше Барон или Босс; что касается меня, то я, подчеркивая его самотождественность, неизменно называл его Веня, иногда облаивая кличкой).

   Не гигант, но рослый мужик, под метр девяносто, крепкого сложения, все еще рельефные мышцы – бывший спортсмен поддерживает себя в неплохой форме, разве что бока вокруг живота облегает поясок жировых отложений; до блеска выскобленная голова, тело абсолютно лишено волосяного покроя, выбрит даже неожиданно жирноватый лобок, и сиротливый, словно искусственно, несколько набок, вставленный в тело член свисает утомленным, высунувшимся невесть откуда удавом. Из волос на теле только светло-рыжие брови и такие же ресницы; их, слившихся с цветом лица, конечно, не видно, и о Вене хочется сказать: этот экземпляр покрыт великолепной, отлично выделанной смугловато-желтой кожей белого человека. Нечто действительно в духе современного Фантомаса. Что касается глаз, плотоядно выделяющихся благодаря отсутствию бровей и ресниц…

   Они до степени карикатуры невероятно гармонировали со всем «кожаным» обликом: взгляд был нависшим и тяжелым, и цвет глаз, каким бы он ни был, казался желтовато-коричневым. Бывали моменты, когда мне казалось, что в каждый Венин глаз вставлено по луне.

   Я пришел к себе в номер 117, положил на язык таблетку и запил ее водой.

   Раздался звук, напоминающий лёгкий гул реактивного двигателя: тиу-у-у…

   Я куда-то улетал, преодолевая пространства, принимающие форму времени.

Улёт

    Улёт


Содержание отрывка:

  • Вот почему я
  • Другие книги схожей тематики:

    АвторКнигаОписаниеГодЦенаТип книги
    Андрей СенниковДевятьДевять странных историй. Девять ночных кошмаров. Девять тёмных тайн человеческого сердца. Девять комнат в заброшенном доме полном дурных воспоминаний. Ступай осторожно, читатель. Смотри и слушай… — Издательские решения, (формат: 84x108/32, 528 стр.) Подробнее...
    68электронная книга
    Анджей Стасюк, Марина КурганскаяДевятьАнджей Стасюк - один из лучших и наиболее популярных писателей современной Польши - уже известен российскому читателю экзистенциальным триллером Белый ворон. И вот впервые на русском - его новый… — Азбука-классика, (формат: 76x100/32, 320 стр.) Красная серия Подробнее...2005
    80бумажная книга
    Тимур Бекмамбетов и Тим БертонДевятьОднажды в далеком будущем огромные машины захватили власть на Земле и начали уничтожать все живое. Но девять отважных кукол, созданных гениальным Ученым, встали на защиту нашей планеты. В упорном и… — Эгмонт, (формат: 60x90/8, 48 стр.) Кино-классика Подробнее...2009
    167бумажная книга
    Исаак БабельДевятьИсаак Эммануилович Бабель – классик отечественной литературы, выдающийся мастер рассказа. Творчество Бабеля тематически можно разделить на две основные линии. Первая (цикл «Конармия») – это рассказы… — МедиаЭксперт, (формат: 84x108/32, 528 стр.) Подробнее...1916
    14.99электронная книга
    В. Тирдатов, Джон Диксон Карр, И. МансуровДевять неправильных ответовГерои классика английского детектива - обнищавший Билл Досон и популярная актриса Ева Иден берутся за расследование преступлений и оказываются в зоне риска. Выступая в роли племянника богатого… — Центрполиграф, (формат: 60x84/16, 432 стр.) Мастера остросюжетного детектива Подробнее...2003
    583бумажная книга
    Вениамин Кан, Владимир Баканов, Ирина Тогоева, Роджер Желязны, Ю. СоколовДевять принцев Янтарного КоролевстваВ книгу известного американского писателя-фантаста Роджера Желязны включены его романы Девять принцев Янтарного Королевства и Ружья Авалона, объединенные общими героями, а также научно-фантастические… — ФЕЯ, (формат: 84x108/32, 528 стр.) Мастера мировой фантастики Подробнее...1992
    173бумажная книга
    Ирина Тогоева, Роджер ЖелязныДевять принцев АмбераДевять братьев, девять принцев Амбера, девять претендентов на престол Вечного Города... И только один шанс вернуть память, выбраться из коварной ловушки Отражений и завоевать трон Янтарного… — Эксмо, (формат: 76x100/32, 320 стр.) Серебряная коллекция фантастики Подробнее...2013
    117бумажная книга
    Желязны Р.Девять принцев АмбераДевять братьев, девять принцев Амбера, девять претендентов на престол Вечного Города... И только один шанс вернуть память, выбраться из коварной ловушки Отражений и завоевать трон Янтарного… — Эксмо, (формат: 60x84/16, 432 стр.) Лучшая фантастика по лучшей цене (обложка) Подробнее...2018
    123бумажная книга
    Желязны РоджерДевять принцев АмбераДевять братьев, девять принцев Амбера, девять претендентов на престол Вечного Города... И только один шанс вернуть память, выбраться из коварной ловушки Отражений и завоевать трон Янтарного… — Эксмо-Пресс, (формат: 60x84/16, 432 стр.) Лучшая фантастика по лучшей цене. Серебр.коллекция Подробнее...2016
    195бумажная книга
    Желязны РоджерДевять принцев АмбераДевять братьев, девять принцев Амбера, девять претендентов на престол Вечного Города... И только один шанс вернуть память, выбраться из коварной ловушки Отражений и завоевать трон Янтарного… — Эксмо-Пресс, (формат: 84x108/32, 528 стр.) 100 главных книг (обложка) Подробнее...2017
    216бумажная книга
    Желязны РоджерДевять принцев АмбераДевять братьев, девять принцев Амбера, девять претендентов на престол Вечного Города. И только один шанс вернуть память, выбраться из коварной ловушки Отражений и завоевать трон Янтарного… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 528 стр.) 100 главных книг (обложка) Подробнее...2017
    137бумажная книга

    Look at other dictionaries:

    • художественная литература — литература; изящная литература, (изящная) словесность (устар.) / для лёгкого чтения: беллетристика Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011. художественная литература сущ., кол во… …   Словарь синонимов

    • ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА — издательство, Москва (отделение в Санкт Петербурге). Основано в 1930 как Государственное издательство художественной литературы, в 1934 63 Гослитиздат. Собрания сочинений, избранные произведения отечественной и зарубежной классики, современных… …   Большой Энциклопедический словарь

    • ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА — «ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА», издательство, Москва (отделение в Санкт Петербурге). Основано в 1930 как Государственное издательство художественной литературы, в 1934 63 Гослитиздат. Собрания сочинений, избранные произведения отечественной и… …   Энциклопедический словарь

    • Художественная литература — См. также: Художественная литература (издательство) Художественная литература  вид искусства, использующий в качестве единственного материала слова и конструкции естественного языка. Специфика художественной литературы выявляется в… …   Википедия

    • художественная литература — (от лат. littera буква, письменность) вид искусства, в котором слово является основным средством образного отражения жизни. Рубрика: Литература и ее функции в обществе Род: Искусство Прочие ассоциативные связи: общечеловеческое значение… …   Терминологический словарь-тезаурус по литературоведению

    • Художественная литература — («Художественная литература», )         советское издательство Государственного комитета Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Государственное издательство художественной литературы (ГИХЛ) образовано в 1930 на …   Большая советская энциклопедия

    • «Художественная литература» — государственное издательство, Москва. Основано в 1930 как Государственное издательство художественной литературы, в 1934 63 Гослитиздат. Собрания сочинений, избранные произведения отечественной и зарубежной классики, современных иностранных… …   Энциклопедический словарь

    • художественная литература — ▲ искусство ↑ литература словесность. изящная словесность. подтекстовка. стилистика. стилист. чтиво. песнь песней. | каллиопа. имажинизм. см. изображение, поведение …   Идеографический словарь русского языка

    • «ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА» — «ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА», издательство Государственного комитета Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Государственное издательство художественной литературы (ГИХЛ) образовано в 1930 на базе литературно… …   Литературный энциклопедический словарь

    • художественная литература — в риторике: вид словесности, существующий в трех основных формах – эпоса, лирики и драмы; особенность Х.л. – художественный вымысел; являясь лабораторией языка, Х.л. вырабатывает совершенные и емкие приемы выражения, делает всеобщим достоянием… …   Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

    • Художественная литература —    в риторике: вид словесности, существующий в трех основных формах – эпоса, лирики и драмы; особенность Х.л. – художественный вымысел; являясь лабораторией языка, Х.л. вырабатывает совершенные и емкие приемы выражения, делает всеобщим достоянием …   Риторика: Словарь-справочник


    Share the article and excerpts

    Direct link
    Do a right-click on the link above
    and select “Copy Link”

    Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим.